Слоним
weather
8
Зельва
weather
8
Волковыск
weather
9
Мосты
weather
9
Дятлово
weather
9
Барановичи
weather
5
EUR 2.4849
USD 2.0077
RUB(100) 3.2908
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 305 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 199,32 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 33 руб.
Базовая величина: 24,5 руб.
Ставка рефинансирования: 10,5%

Деревню Алексичи превратили в белорусскую Хатынь

14 декабря 2017 11:24
1229
Поделиться:
Разговор о том, почему производственные показатели радужные, а живём так плохо

Животные оккупируют деревню
Змеи, гадюки, волки, лисы, дикие кабаны нашли пристанище в умирающей деревне Алексичи, пока чиновники всех рангов ратуют за наведение порядка на земле.
«Нет ничего важнее порядка, какой бы характер он ни носил. Благоустройство родного края и наведение порядка на земле было и остается делом всех органов государственного управления», — отметил зампред Гродненского облисполкома на семинаре, который недавно проходил в Зельвенском райисполкоме.
Однако, как выяснилось, не каждый чиновник обеспечивает рациональное и эффективное использование земли, в чем корреспонденты убедились, побывав на минувшей неделе в деревне Алексичи Зельвенского района.

Деревня умирает
То, что предстало перед нашими глазами — просто жуть. Деревня большая, но умирающая: много пустующих и заброшенных домов, дорога в деревне вся в ухабинах и лужах, по обе стороны стоят в руинах разобранные и выпотрошенные дома с торчащими печками, разбросанной мебелью, одеждой и другими вещами, некогда принадлежавшими хозяевам. Заборы сгнили и повалились на землю, почти вся деревня заросла кустарником. На окраине сельского населенного пункта находится пожарный водоем без ограждения. В общем, вид, конечно, неприглядный. А ведь в этой деревне живут еще люди, которым каждый день приходится смотреть на весь этот, мягко говоря, бардак.

В деревне устроили Хатынь
В деревне мы встретили местную жительницу, которая рассказала, что еще летом некая фирма разбирала дома, добротное дерево загружали в
КамАЗ и увозили якобы в Минск. А трухлявые бревна оставляли на месте.

— Председатель сельсовета собрала отказные у детей владельцев домов и продала дерево минской фирме. Сейчас приходится каждый день смотреть на эти руины. Настоящая Хатынь! Что стало с нашей деревней — это просто кошмар какой-то. И дорогу в деревне не планируют ремонтировать. Зато смотровые комиссии уже замучили людей: они ходят по домам, штрафуют людей за различные недостатки. Поэтому сельчане перестали пускать комиссии в свои дома.

Более того, эти члены комиссии нет чтобы по существу работали, а после посещения домов потом разносят по округе сплетни: у кого дома не убрано, у кого кровать не заправлена… Раньше ходил один пожарный инспектор и пожаров было меньше, — отметила местная жительница.

Уголовный розыск искал преступников
Когда мы были в деревне, фотографировали ее виды, к нам вдруг подъехала иномарка, из которой вышли двое мужчин, один был в милицейской форме.

— Что вы тут фотографируете? — спросил милиционер.

— Красотами в Алексичах любуемся, — ответила я и поинтересовалась: — А вы откуда?

— Мы из уголовного розыска. Преступников ищем.

— Ищете преступников в Алексичах?

— Нет, просто интересуемся, что вы фотографируете.

— Комиссии каждую неделю ходят по сельским домам, проверяют электричество, газовое оборудование, а посмотрите, в каком состоянии находится деревня.

— Так здесь наводится порядок, люди работают, разбирают дома.

— Дома еще летом минская фирма разобрала и дерево увезла, оставив после себя руины. Кто их будет убирать?

— Затраты нужны большие на все это.

— Так с высоких трибун нам говорят, что все с финансами окей.

— Мы не знаем.

После недолгого общения сотрудники уголовного розыска уехали.

С властью воевать — как об стенку горохом
Зашли мы в один из сельских домов, хозяйкой которого оказалась бывший завуч средней школы Гродно Наталья Игнатьевна, которая переехала жить в деревню.

— А вы в деревне волка не встретили? — спросила, открывая дверь, Наталья Игнатьевна.

— Волка? — уточняю я.

— Да волк у нас спокойно ходит по центральной улице деревни. Изначально я думала, что это собака. Прошла мимо, был солнечный день, на улице недалеко играли маленькие дети. Соседка сказала, что это лиса. Животное больше было похоже то ли на собаку, то ли на лису. Косули у нас пасутся, козочки, которых неоднократно я видела у себя на огороде. К соседке заходят дикие кабаны. В доме по соседству на улице ползают ужи. В этом году было очень много ужей. Наша староста убила гадюку лопатой в своем дворе. В общем, живности здесь у нас море.

— Вы куда-нибудь обращались с этими вопросами?

— Я семь лет с сельсоветом воюю — и как об стенку горохом. Рядом с домом растет огромное дерево, и когда ветер сильный, я боюсь, что оно может упасть на мой дом. Я просила электриков, чтобы его спилили, но они сказали, что проводам оно не мешает, пусть стоит.

Постоянно ходят по деревне смотровые комиссии, но я их перестала пускать в свой дом, так как от них нет никакой пользы.
Вот специалист из МЧС мне сказал, чтобы я побелила дымоход, электропроводку необходимо было заменить. Я прошу помощи. Однако в сельсовете говорят, что у них нет печника, электропроводку заменить тоже, как выяснилось, некому. Прислали мне какого-то мужчину, который попросил заплатить 1,5 млн. рублей. Но за такие деньги я могу новый дом купить. Потом другого полупьяного электрика прислали, который мне испортил телевизор и ушел.

Пусть они сначала наведут порядок в деревне, а потом ходят по домам. Члены комиссии ходят для того, чтобы людям не помогать, а их штрафовать. Вон у нас 70-летнюю одинокую больную бабушку оштрафовали на 400 рублей за то, что у нее двор зарос.

В деревню Алексичи я переехала жить из Гродно, где работала завучем в средней школе. Поначалу я не обращала внимания на эти заросли, но когда стали ползать змеи — я сама видела, как огромная змея сползала с кустарника, — мне стало страшно. Сейчас у меня эти змеи стоят перед глазами. Особенно полно змей было в этом году, и мы об этом говорили Светлане Константиновне, председателю сельсовета.

Дома в деревне разобрали, дерево вывезли, а всё, что находилось в доме, так и осталось стоять на руинах. Потом возле этих домов висели объявления «Продается». А что продается — неизвестно, может, шифер или кафель, — рассказала о своей жизни в деревне женщина.

Выйдя из дома Натальи Игнатьевны, мы встретили сельчанок, которые направлялись к автолавке. Они тоже сетовали на бесхозяйственность, которая царит в их деревне.
— Сейчас кругом стоят разобранные дома — и надо на всё это смотреть. Звери по деревне бегают, страшно из дома выйти. Разве так должно быть? — спрашивала сельчанка.
Одно радует сегодня жителей Алексичей — это автолавка, которая привезет все, что люди пожелают, даже порой и строительные материалы им продавец доставляет. Как говорится: любой каприз за ваши деньги.

Власть на контакт не идет
По дороге мы заехали в Деречинский сельсовет, где председателя на месте не оказалось. Управляющая делами отказалась комментировать ситуацию, сославшись на компетенцию председателя.

Работали на законном основании
На следующий день мне позвонил индивидуальный предприниматель из Минска Евгений, который занимался разборкой домов в Алексичах. И вот что он рассказал:
— С Деречинским и Сынковичским сельсоветами я заключил договор на то, что я разберу пустующие дома, которые подлежат сносу. И я должен был убрать еще фундамент, то есть должен был очистить полностью участок.

— Так почему не довели дело до конца?

— Я заручился поддержкой председателя Зельвенского райисполкома, который при мне звонил руководителю Зельвенского ПМС. Он на тот момент был болен и лежал в больнице, поэтому меня связали с главным инженером предприятия. В период с сентября по октябрь я просил просчитать, сколько будет стоить их работа по очистке участков сельских подворий, чтобы выполнить все свои обязательства по договору. В итоге я конкретного результата от них не получил.

В сельхозпредприятие «Голынка» обращался, но, видимо, была уборочная, поэтому они мне помочь не смогли. Технику гнать из Минска не выгодно, поэтому на месте пытался решить этот вопрос. Я выступаю подрядчиком одной из белорусско-австрийских организаций. Это предприятие находится в Минске. Они заинтересованы в сборе старого материала, которому более 20 лет. Им интересно его использовать в повторном производстве. Эта древесина естественного старения, выпаленная солнцем, применяется в декоре. В результате получается очень дорогой продукт. У нас не каждый может позволить себе украсить дом этим деревом. Этот рынок существует буквально год.

— Если это дорогой продукт, наверное, Вы что-то платили сельсовету?

— Я забирал этот материал в качестве оплаты. Получается: я бесплатно разбираю, материал перепродаю, а от себя вместо денег я оказываю услугу сельсовету бесплатно. Я очищаю территорию от старых строений, но денег за это не беру, только материал. А мне еще начинают накручивать цену за снос фундамента. Если в других районах я платил по 300-400 рублей за снос одного фундамента, то здесь с меня требуют 800 рублей, — заметил столичный предприниматель.

В общем, он пообещал в ближайшее время решить проблему с расчисткой территории в деревне Алексичи.

Показатели радужные, а живем плохо
Получается, что чиновники ратуют за наведение порядка, а сами на местах устраивают беспорядок. Смотровые комиссии ходят по домам и штрафуют людей, в том числе и одиноких больных стариков. А кто ответит за бардак, созданный в деревне Алексичи?

Почему иностранная фирма из старого дерева может сделать ценный продукт, а у нас его просто зачастую закапывают в землю? И нет даже средств на то, чтобы расчистить территорию после снесения домов.

Зато на сайте Зельвенского райисполкома радужная статистика за 9 месяцев 2017 года: темп роста валовой продукции составил 107,5% при задании 107,0%; темп роста продукции животноводства за январь-сентябрь 2017 г. составил 102,8%.

Молока произведено 43,4 тыс. тонн, или 102,6%; программа производства свинины за 9 месяцев текущего года выполнена на 101,5%.

За 9 месяцев 2017 г. оказано услуг на экспорт в сумме 506,7 тыс. долларов США, что составило 190,0% к январю-сентябрю 2016 г. при доведенном показателе 104,2% и т.д.

Показатели радужные, тогда почему живем так плохо?

Фото автора, видео Евгения ВОЛОДАЩУКА

Scroll Up