Газета Слонимская

Слонимчане за границей

Сергей из Нью-Йорка, Женя из Дубая, Ольга из Стокгольма, Валера из Ниццы, Лёша из Хьюстона... Их всех таких разных объединяет одно — место рождения и жительства — город Слоним. Мы расскажем вам о тех, кто уехал из нашего провинциального городка много лет назад или, наоборот, совсем недавно. Наши земляки поделятся прелестями или горестями эмиграции. Следите за публикациями.

Предыдущее
Газета Слонимская

«Приезжая домой, удивляюсь размеренности жизни. Так медленно ходить по улице, как раньше, я уже не могу»

Автор(ы): Ольга ШИНКЕВИЧ

Инна Калиновская уехала из родного Слонима в Москву более десяти лет назад. О жизни в большом городе, приобретенных привычках, ностальгии по родным — в искреннем рассказе девушки.

Ритм Москвы сразу понравился
«В Москву я переехала более десяти лет назад. Как и многим в 25 лет, хотелось изменить жизнь, попробовать что-то новое, проверить свои возможности. Ведь на родину всегда можно вернуться, если очень захочется, — рассказывает Инна. — Многие из знакомых говорили, что плохо переносили первые месяцы жизни в чужом городе. Я как-то не страдала. Мне понравился ритм жизни Москвы. Может, мне просто везло и я сразу встречала приятных и хороших людей?!»

При переезде у Инны не возникло никаких проблем с поиском работы: «Как правило, первая работа в Москве всегда не очень. Приходится браться за первое, что дает стабильный доход. Даже на график не обращаешь особого внимания. Квартиру приходится снимать и ее надо как-то оплачивать. Многие селятся по два-три человека, потому что так проще. Но как только становишься на ноги, сразу переезжаешь и живешь отдельно. Я первые полгода работала продавцом, а уже далее искала по сайтам вакансии».

Инна Калиновская


Разучилась медленно ходить
После работы продавцом Инна нашла подходящую работу в офисе.

«И мне снова повезло. Коллеги были доброжелательными. С некоторыми продолжаем дружить до сих пор, — рассказывает Инна. — Конечно, даже если все идет хорошо и складно, все равно скучаешь по дому, родителям, родственникам и даже по собаке. Вокруг столько всего интересного, то хотелось бы им показать. Например, идешь в парк, а там концерт — и ты видишь вживую артистов, которых дома только видел по телевизору. Проходишь дальше, а там храмы столетние или еще старше. Гулять по Красной площади можно хоть каждый день!»

Инна быстро привыкла к новому укладу жизни.
«Приезжая домой, удивляюсь размеренности жизни. Так медленно ходить по улице, как раньше, я уже не могу, — смеется девушка. — Но радует доброжелательность людей. Если спросить, то не только покажут и расскажут, но и отведут в нужное место. Улицу наискосок не перейдут. Если заденут нечаянно, то извинятся».

Новая жизнь — новые привычки
С переездом в Москву у Инны поменялись и привычки: «Например, если я прихожу в магазин, то ищу тележку большую, а не маленькую корзинку. Продукты покупаю на месяц вперед, потому что у меня нет времени ездить часто в «Ашан» или другой магазин. Если сравнивать цены на продукты на родине и в Москве, то сразу хочется отметить, что здесь просто есть выбор, разные акции. Вообще, магазины рассчитаны на граждан с разным достатком. Есть «Пятерочка», «Ашан», «Карусель» — это эконом-класс. «Перекресток» — средний, «Седьмой континент» — чуть выше среднего, «Азбука вкуса» — это уже дорогой магазин, там все красиво и недешево. К примеру, свежие помидоры в магазине чуть выше среднего достатка стоят от 90 до 200 российских рублей (это от 2,9 до 6,5 белорусских руб.). На коммунальные услуги есть субсидии. Однокомнатная квартира обходится в 4 500-5 000 рублей (от 146 до 162 белорусских руб.) + 500 рублей на оплату электричества (около 16 бел. рублей)».

На вопрос, реально ли белорусу купить в Москве квартиру и сколько лет для этого надо работать, Инна рассмеялась: «Это нереально! Сейчас рядом с моим домом можно приобрести двухкомнатную квартиру со всеми скидками за 15 миллионов российских рублей (около 488 000 бел. рублей или около 260 000 долларов). При средней зарплате в 50 000 российских рублей (1 625 бел. руб.) это невозможно».

Пробки — это норма
В Москве Инна научилась ложиться спать поздно и вставать рано, на сон нет времени. «Я укладываюсь в час ночи (а за окном жизнь кипит круглосуточно), встаю в семь утра. До работы ехать час, и это еще недалеко. Пробки по три часа — норма. Знаю объезды или выбираю другой вид транспорта. Привыкла завтракать на работе. Там отдельная кухня, где есть кофемашины и микроволновки. Не знаю никого, кто завтракает дома. Большинство предпочитает кафе. Выходные часто провожу в парке, у меня рядом Царицыно. Многие сюда едут через всю Москву, а я могу пройтись после работы. Музеи в конце каждого месяца делают бесплатный вход. Ну как при этом сидеть дома?! Если иду в торговые центры, то там уже и концерты, и развлечения. Целые ланч-зоны — выбирай что хочешь. Недавно каталась на коньках — зашла купить новые брюки — еще и разбила коленку», — улыбается Инна.


Ностальжи...
На родине Инна бывает примерно один раз в три месяца.
«Хотелось бы, конечно, чаще приезжать. Но не всегда получается. Очень скучаю по родителям, бабушке. Даже ежедневное общение в скайпе не компенсирует разлуку. Из Слонима в Москву обязательно беру с собой чипсы (такие плоские) и вафли «Черноморские» — это вкус детства»...

Фото из личного архива Инны Калиновской и открытых источников

Проект «Слонимчане за границей»

Комментарии / Обсудить
comments powered by HyperComments
Предыдущее
Газета Слонимская

«Первые пять лет в Америке очень скучал по родине, а теперь ностальгирую...»

Автор(ы): Ольга ШИНКЕВИЧ

Одиннадцать лет назад слонимчанин Евгений Матовицкий вместе со своими родными эмигрировал в Америку. Семья из провинциального Слонима переехала в один из старейших и густонаселенных городов США — Филадельфию.

Евгений Матовицкий

«В 2006 году мои родители получили уведомление о победе в лотерее Green Card. По ее правилам, с победителями могут уезжать дети, не достигшие 21 года. На тот момент мне было 18 лет, так что выигрыш распространялся и на меня, — рассказывает Женя. — На семейном совете мы решили, что стоит все-таки попробовать и поменять место жительства. Родители уладили кое-какие бюрократические проволочки, для того чтобы уехать без нарушения закона, и в июне 2007-го мы улетели в Филадельфию, штат Пенсильвания».



Шока не было, американцы похожи на нас

У детей семьи Матовицких — Жени и его брата — особого дискомфорта переезд не вызвал. По крайней мере языкового барьера они не испытывали: «К счастью, мы с братом в Слониме учились сначала в СШ №6, а затем в гимназии №1 и имели довольно хорошую базу английского языка. Поэтому очень большого потрясения от переезда мы не испытали. Меня даже поразило, насколько американцы похожи на нас. Я ожидал увидеть какую-то враждебность к себе из-за русского акцента, но было все наоборот, — рассказывает Евгений. — В какой-то момент я хотел пойти на курсы к учителю, который творит чудеса с произношением, но меня отговорили».



Не находят себя те, кто не стремится

Первые шесть месяцев после переезда в Америку у семьи Матовицких была легкая депрессия, но, как рассказывает Женя, она быстро прошла. Работа в Филадельфии нашлась для всех.

«Вначале я устроился рабочим на фабрику по ремонту электрических компонентов автомобиля и пошел в вечернюю школу улучшать английский. Через пару лет у меня начались серьезные проблемы со здоровьем, и, по сути, весь 2008 год я провел в больницах и дома на реабилитации. После выздоровления устроился на другой завод, где проработал около шести лет, начал с оператора станка и дослужился до офисного менеджера. Но пару лет назад я ушел с работы и теперь использую накопления на получение образования в одном из местных университетов», — говорит Женя.

Филадельфийская ратуша — резиденция администрации американского города Филадельфии

По словам Евгения, в целом работу эмигрантам найти не сложно: «Работы в стране было много, даже в период кризиса. Оплата зависит в основном от навыков. Но, судя по моему кругу знакомых, могу сказать, что эмигранты из бывшего СССР очень быстро встают на ноги, находят высокооплачиваемую работу и успешно адаптируются. Основной залог успеха: начать жить по правилам новой страны и стараться понять культуру, чтобы интегрироваться в общество. Я слышал истории о том, как люди не могут найти себя, но потом оказывалось, что за 10 лет они не выучили и слова на английском».

Цена жизни

«Стоимость жизни разнится от региона к региону, но в целом система построена так, что если иметь работу, то и на проживание будет хватать. У семьи, в которой работают два человека, обычно есть дом, машины и возможность ездить на отдых хотя бы раз в год. В районе, в котором я живу, снять двуспальную квартиру стоит 650-1200$ в месяц, на коммунальные услуги уйдет еще 300-400$, — рассказывает Женя».

В первое время семья Матовицких сравнивала цены на продукты в США и Беларуси. «Получается, что фрукты и мясо в Штатах либо дешевле, либо стоят столько же, цены на молочные продукты несколько выше. Бензин варьируется в зависимости от цены на нефть, но чаще всего стоит немного дешевле. Одежда и электроника дешевле в Америке. Я уже лет пять не сравнивал цены, но когда приезжали родственники, сказали, что так и есть. Хочу только уточнить, что в каждом штате свое налоговое законодательство и результат сравнения может быть иным», — говорит Евгений.


Ностальгия...

Грусть-тоска по родине в первые годы проживания в Америке у Жени была довольно сильной. «Лет пять я очень скучал, а теперь ностальгирую, — говорит слонимский американец Евгений Матовицкий. — Приехать в Слоним после эмиграции еще ни разу не получилось, но очень сильно хочется. И здесь, в Америке, я нашел свою вторую половинку — свою жену, которая тоже оказалась белоруской».

Фота из личного архива Евгения Матовицкого и открытых источников

Комментарии / Обсудить
comments powered by HyperComments
Предыдущее
Газета Слонимская

«В Хьюстоне в феврале +25. Здесь люди снег видят только в холодильнике»

Автор(ы): Ольга ШИНКЕВИЧ

Год назад слонимская семья Высоцких выиграла Грин-карту и улетела жить в Америку, город Хьюстон, штат Техас. В Слониме у них осталось все, что считается необходимым для нормальной жизни: дом, работа, родные, друзья...

Высоцкие стали американцами

«Моя жена Наташа втайне заполнила заявку-анкету на Грин-карту, причем сделала это за троих: меня, себя и нашего сына Радомира, — рассказывает Алексей. — Самое интересное, что выиграла моя анкета».

Семья приняла решение переехать и стала оформлять документы. «Сначала мы съездили в Польшу в консульство, где нам одобрили Грин-карту. Потом нужно было собрать много бумаг, сделать необходимые прививки, перевести на английский кучу документации, одним словом, бюрократической возни было достаточно. Да и денег надо было заработать для такой резкой смены места жительства. Это ведь не бесплатное путешествие.

Я пахал как вол, чтобы собрать необходимую сумму. В течение полугода с момента одобрения документов в консульстве надо было переехать в Америку. Мы тянули до последнего месяца».

Легальность определяет уровень жизни
Высоцкие прилетели в Америку, за душой имея 5 тысяч долларов. «Это мизер для здешней жизни.

2 000 долларов сразу отдали за жилье, заплатили еще за какие-то услуги, и в итоге на карточке осталось две тысячи. Это ничто. Постепенно стали осваиваться. Переночевав пять суток в отеле, стали искать апартаменты, — рассказывает Алексей. — Это комплекс арендного жилья, которое очень распространено в Америке, ведь не каждый может позволить себе построить или купить дом. Апартаменты бывают разными по уровню — дороже-дешевле. Таким, как мы, у которых есть все документы для проживания в Штатах, то есть легальных эмигрантов, есть возможность снять квартиру получше. Всем остальным, которые прилетели по рабочей визе, сложнее. Живут они не в очень хороших районах, платят за школу, медицину и т.д. Хорошие апартаменты стоят 1 000 долларов в месяц».



Налаживание быта
Найдя съемное жилье — двухкомнатную квартиру, Высоцкие занялись решением необходимых жизненных вопросов. «Устроили сына в школу, которая расположена недалеко от нашего дома, всего лишь в десяти минутах езды. Радомир быстрее нас, взрослых, освоился на новом месте, потому что английский знал лучше нас с Наташей. Он пошел в школу, в которой учатся дети эмигрантов. Там есть и такие, кто вообще не знает языка. Детей усиленно обу­чают английскому, преподают литературу, историю Техаса.

Больше всего сыну нравится то, что домашнее задание не задают. Только как-то раз в месяц. Но и дети с 8:00 до 16:00 находятся в школе, то есть уже полностью будут готовы к взрослому рабочему графику, — улыбается Алексей. — Обучение Радомира в школе бесплатное, потому как мы эмигрировали по Грин-карте: являемся гражданами США, только у нас пока что нет американского паспорта (для этого надо пять лет прожить здесь)».

Сразу же Высокцие стали искать работу. Наталья быстро устроилась флористом-дизайнером, а вот Алексею пришлось ждать три недели, пока компания, куда он подал заявление, одобрит его кандидатуру. «В итоге я получил работу, которая находится на территории наших апартаментов, — рассказывает Алексей. — То есть спустя месяц после появления в Америке я стал работать. Я прилетел вообще не зная языка, знал только несколько фраз из школьной программы».

По словам Алексея, и жена, и сын быстро адаптировались к американской жизни. «Только вот я все еще ну никак не могу привыкнуть к сорокаградусной жаре. Я постоянно на улице, под этим палящим солнцем. И вообще не хочу уже лета! За прошлое выпил столько воды,  сколько, наверное, в Солдатском озере на Энке», — смеется Алексей.

Спасатели в Америке в почёте
«Моим работодателям очень нравилось, что я бывший спасатель. В Америке пожарных очень уважают, — рассказывает Алексей. — Здесь спасатель в любой апартамент заезжает, и ему сразу же скидка в 400 долларов. Потому что считается, что человек, рискующий своей жизнью, этого достоин. Кстати, здесь пожарные работают день-ночь и дальше — пять выходных».



Цена жизни в Хьюстоне
Ежемесячно семья Высоцких оплачивает аренду жилья — 850 долларов. «Коммунальные здесь невысокие, 10 долларов за воду, 3 доллара за вывоз мусора. Единственное, электроэнергия дорогая, бывает, доходит до 5 долларов в день. Но это все потому, что здесь газа нет, все работает на электричестве. И так как в Хьюстоне постоянная жара, в квартире работают кондиционеры, они много тянут».

Что касается продуктов, то здесь тоже не все так однозначно: «Для начала надо привыкнуть, что цены указаны не за килограмм, а за полкило. Например, посмотришь — 3 доллара за курицу, вроде дешево, но это полкилограмма. Спиртное здесь дорогое: за 2 литра (продается в таре 1 760 г) — 25 долларов, сигареты по 6 долларов за пачку. Здесь продукты, у которых срок годности истекает через месяц, продают в три раза дешевле. Короче, надо в магазинах внимательно читать ценники и выбирать, что надо».

Хьюстон — четвертый по количеству жителей город в Америке

Зарплату Алексея в 2 200 долларов семья тратит на аренду жилья, страховку на машину — это самые большие растраты, 200 долларов — за кредит на машину, 400 долларов — на продукты, 60 — за интернет, 100 — на коммунальные, остальное — на разные мелочи.

Нарушишь владения — пристрелят
Законом штата Техас разрешено ношение оружия, как и хранение его дома. «В случае нарушения частных владений здесь могут и пристрелить, — говорит Алексей. — Я вот по работе захожу в квартиры, и при входе стоит оружие, дробовичок. Пистолеты особо не выставляют. То есть дробовик, чтобы незнакомцам дать отпор».

«Интересные эти американцы, — рассуждает Алексей. — Могут дать кредит на развитие малого бизнеса — здесь это очень приветствуется. И если у тебя не получится что-то в его ведении, то тебе банк еще и компенсацию выплатит. Мол, извините, у вас ничего не получилось, мы в этом виноваты».



Ностальгия...
Как бы хорошо ни было в Америке, Алексей грустит по родному Слониму. «Скучаю по родным, друзьям и зимней рыбалке. В Хьюстоне в феврале плюс 25. Здесь люди снег видят только в холодильнике! Как-то шел такой редкий, буквально пару крупинок, но даже до земли не долетал, таял...»

Комментарии / Обсудить
comments powered by HyperComments
Предыдущее
Газета Слонимская

«На свой день рождения я сделала себе подарок — Кипр. Вот уже почти семь лет живу в раю»

Автор(ы): Ольга ШИНКЕВИЧ

Когда Наталье Якимец из Слонима исполнилось 30 лет, она решила сделать себе подарок: отдых на море. Из всех возможных вариантов женщина выбрала греческий остров Кипр. И не прогадала, именно там она встретила свою вторую половинку, вышла замуж, родила трех дочек и осталась жить на солнечном вечнозеленом острове.

Летела на две недели — осталась на всю жизнь
«На свой день рождения я решала, куда лететь на отдых. Очень хотелось в Израиль, Черногорию, я много размышляла над вариантами, — рассказывает Наталья. — В итоге позвонила своей подруге, и мы вместе решили, что надо лететь на Кипр. Так я провела две незабываемые недели на этом острове. Именно в это время я познакомилась со своим будущим мужем».

Чтобы решить свои проблемы и завершить дела, Наталья вернулась в Беларусь. И уже через месяц, уволившись с работы, женщина вернулась на Кипр в новом качестве — невесты.

«Через несколько месяцев мы с мужем расписались, и вскоре у нас родилась первая дочь Анастасия. Через год и месяц на свет появилась вторая доченька, Ксения. В ноябре прошлого года — третья, назвали София, — рассказывает Наталья. — У кипрских мужчин очень развито чувство отцовства. Здесь замечаешь, что детьми больше занимаются отцы: гуляют с ними в парках и на пляжах, лелеют и пестуют своих деток.

Муж работал, я растила детей и занималась делами по дому. До мирового кризиса все жили хорошо. Киприоты не знали проблем с деньгами, здесь жизнь была очень размеренной».


Белорусам не привыкать к кризису
По словам Натальи, лет шесть, как все изменилось. «Киприоты вынуждены экономить, и до сих пор они не могут к этому привыкнуть. Также жителям Кипра сложно свыкнуться с восьмичасовым рабочим днем. Но нам, белорусам, в этом плане живется как в своей стихии. Нам не привыкать к трудностям!».

На острове много эмигрантов разных национальностей. «Очень много русских, грузин, армян и, конечно же, белорусов, — рассказывает Наталья. — Раньше было больше тех, кто приезжал на заработки. Сейчас меньше. Но многие киприоты женаты на славянках. Так что проблем с общением я не испытываю. Всегда есть соотечественники, с которыми можно поговорить».



Киприоты любят белорусок
Иностранцам, по мнению Натальи, легко влиться в жизнь Кипра. «Вера у нас одна. И киприоты очень спокойные и дружелюбные люди. О Беларуси здесь знает почти все мужское население, — смеется Наталья. — Почти каждый второй ездил в нашу страну, кто по работе, кто на экскурсию, а кто просто полюбоваться на девушек. И когда спрашиваешь, что им больше всего понравилось в Беларуси, ответ один: «Белоруски!».

Сначала не по нраву Наталье пришелся девиз киприотов: спокойствие и только спокойствие. «Эта медлительность очень раздражала. После какой-то очень стремительной жизни в Беларуси здесь чувствовала какой-то ступор. Но потом я привыкла к этой размеренности».

Ностальгия не отпускает
Семья Натальи за последние семь лет всего лишь два раза приезжала в Беларусь. «Поездки выматывают и экономически, и физически, особенно если едешь с маленькими детьми. С Кипра до Беларуси можно добраться только самолетом. На семью из пяти человек только на билеты надо потратить около 1 300 евро, — рассказывает Наталья. — Но, конечно, все затраты компенсируются радостью, когда видишь своих родных.

Я очень по ним скучаю. Трудно жить где-то совсем одной, без привычных тебе с детства вещей, без поддержки родных. Даже радостью поделиться не с кем. Но благодаря скайпу некоторые моменты нашей жизни мы все-таки проживаем вместе».


 
Бытовые вопросы
Зарабатывают на Кипре по-разному: «В среднем около 1 000 евро. Но для семьи это не много, даже если работает и муж, и жена. Аренда дома или квартиры обходится примерно в 400 евро в месяц, коммунальные услуги вместе с телефоном почти такие же, — говорит Наталья. — Заправка двух машин в месяц — 70 евро.

На продукты, если сравнивать с Беларусью, цены ниже. Но есть и дорогостоящие. Килограмм шейной вырезки стоит 4-5 евро, дорогие молочные продукты — 4 небольших йогурта для детей стоят 2-3 евро. На Кипре очень дорогие медуслуги. Обычный поход к врачу-терапевту (консультация) стоит от
30 евро, а уже лечение переходит и в сотни, и в тысячи евро».

«Обучение и воспитание детей также стоит денег, хоть школы на Кипре бесплатные. Однако обучение в них плохое, учителя не заинтересованы и не напрягаются в подаче знаний. Они приходят, проводят свой урок, а уже проблема учеников, слушали они урок или занимались своими делами, — рассказывает Наталья. — Почти все семьи, начиная с пятого класса, оплачивают репетиторов».

С работой на острове у каждого складывается по-разному. «Если не боишься любой работы, то обязательно ее найдешь. Так было и у меня, когда я приехала на Кипр в разгар кризиса. Было сложно трудоустроиться, но я не сидела сложа руки. Сначала устроилась уборщицей в ресторан, а потом в гостиницу горничной. Но уже спустя два года я окончила курсы и теперь поднялась на ступеньку выше.

А так как Кипр — туристический остров, то перспективы в этой сфере есть, — рассказывает Наталья. — И напоследок: хоть киприоты очень похожи на белорусов, такие же гостеприимные, добрые, но все-таки мы лучше — работящие, реалисты. Мы никогда не ждем, что кто-то изменит нашу жизнь, мы сами ее меняем, оставаясь при этом веселыми и счастливыми!»

Комментарии / Обсудить
comments powered by HyperComments
Предыдущее
Газета Слонимская

«Дубай — город, побивший все рекорды. Приехав сюда единожды, не хочешь уезжать»

Автор(ы): Ольга ШИНКЕВИЧ

36-летняя слонимчанка Евгения Агеева почти 15 лет живет на Аравийском полуострове в Объединенных Арабских Эмиратах, крупнейшем городе Дубае. За это время Женя успела сменить много работ, выйти замуж, дважды стать мамой...

В Эмираты за хорошей работой
«Но обо всем по порядку. Много лет назад я уехала в ОАЭ с подругой. Одна бы, наверное, побоялась, — начала свой рассказ Евгения. — Хотела поработать где-нибудь пару лет, заработать денег и вернуться домой. Конечно же, попутешествовать тоже хотелось. Кстати, почти у всех моих знакомых из ОАЭ в планах тоже было приехать в Дубай только на пару лет, и тем не менее десять лет спустя мы все еще здесь, — улыбается Женя. — Так вот, мы с подругой обратились в минское агентство по трудоустройству за границей, нам сразу предложили Дубай. Честно говоря, согласились мы не сразу, долго думали и сомневались (мы хотели поехать в Ирландию, где уже жила еще одна наша подруга). Но в агентстве нас быстро переубедили: сказали, что столько, сколько в Эмиратах, нигде не заработаем. Больше всего нас смущал тот факт, что это мусульманская страна, о которой нам было очень мало известно. В агентстве нам показали фотографии ОАЭ с небоскребами и Персидским заливом... Короче, мы согласились, решив, что в любой момент сможем уехать».

Так, налегке, Женя улетела в Дубай, чтобы заработать деньги на жизнь и путешествия.

«За почти 15 лет жизни в Эмиратах мне пришлось сменить много работ. Дольше всего работала продавцом-консультантом в магазине одежды. Конечно, моё филологическое образование здесь не пригодилось, — рассказывает Женя. — В основном все русскоязычные работают в сфере обслуживания. Подруга, которая прилетела со мной, тоже начинала в магазине, а сейчас является менеджером отдела кадров в крупной компании».

По рассказам Жени, зарплаты в Дубае высокие, особенно в сравнении с белорусскими. «Даже мой знакомый из Лондона, где зарабатывают достаточно много, говорит, что дома он столько никогда бы не получал, а он работает инженером на местных авиалиниях, — говорит Евгения. — В сфере обслуживания на самом деле низкие зарплаты. Официанты получают максимум 500 долларов плюс чаевые, но при этом им обычно предоставляется жильё и питание. У всех, кто работает в сфере обслуживания, только один выходной. А вообще официальные выходные здесь пятница и суббота».

«Когда я работала в магазине, то получала примерно 2 000 долларов, из которых почти половину отдавала за квартиру. Аренда жилья здесь, наверное, самая дорогая в мире. Например, за двухкомнатную квартиру в хорошем районе придётся заплатить примерно 20 000 долларов в год», — рассказала Женя.

Эмираты — страна иностранцев
«К местному укладу жизни мы очень быстро привыкли. В Эмиратах очень много иностранцев, поэтому здесь не сильно ощущается, что это мусульманская страна, — рассказывает Евгения. — Здесь невозможно получить гражданство. Даже если ты родился в ОАЭ и прожил всю жизнь. Поэтому коренного населения здесь около 11%».

Женя с подругой, приехав в мусульманскую страну, не ощутили на себе ее строгие запреты: «Можно ходить по городу в шортах, очень много ночных клубов, где можно заказать любой алкоголь, в супермаркетах продаётся свинина (правда, в специальном отделе, где написано «не для мусульман»). Единственное, что меня удивляло, так это одежда местных. У некоторых женщин в парандже закрыто лицо. Мне приходилось видеть их в ресторане, как они приподнимают эту накидку и пытаются есть... Всегда казалось, что это пытка какая-то. Кстати, к религии это не имеет отношения, согласно исламу лицо женщины должно быть открыто, покрыты могут быть только волосы. Так что здесь закрывать лицо — это просто национальная традиция. И конечно, на пляже при купании паранджу никто не снимает».


Дубай — город рекордов
«Наверное, стоит рассказать о самом городе, чтобы было понятнее, почему отсюда так сложно уехать.

Дубай — город рекордов. Здесь находится самое высокое здание в мире — Бурдж-Халифа, самый большой торговый центр в мире — Дубай Молл. В 2014 году на Новый год здесь был самый большой салют — 78 000 фейерверков зажглось одновременно. В городе и самый высокий в мире отель — JW Marriott Marquise hotel. Здесь даже шутят, что Дубай побил все рекорды как город, побивший больше всего рекордов в мире, — улыбается Женя. — И на этом останавливаться не собираются: планируют построить здание выше Бурдж-Халифы, скоро закончится строительство «подводных» домов, где весь первый этаж будет под водой, а второй — над. Уже в марте начнёт работать дубайский сафари-зоопарк, где 10 000 животных будут свободно разгуливать по огромной территории, и смотреть на них можно будет через окно автомобиля».

Одним словом, в Дубае есть все. «И под «всё» я имею в виду абсолютно всё, — говорит Женя. — Здесь есть снег — Ski Dubai в Эмирейтс молле, где можно кататься на лыжах и санках в любое время года. В торговых центрах представлены практически все бренды мира. Есть множество игровых площадок и два огромных аквапарка. Поскольку в Дубае проживают представители почти всех национальностей, здесь представлены все кухни мира. В городе лучшие парки развлечений, где есть множество аттракционов и для детей, и для взрослых. В Дубае созданы все условия для любителей любого вида спорта, множество фитнес-клубов.

Насчёт погоды: примерно семь месяцев в году она здесь просто идеальна, но где-то с мая по октябрь на улице находиться просто невозможно. Летом температура воздуха примерно +50. И это при очень высокой влажности».

От зноя сбегаем в Беларусь
От такой невыносимой жары Женя с дочками улетает в Беларусь. «Я по-прежнему считаю Слоним своим домом и возвращаюсь туда каждое лето. У моей старшей дочери каникулы с конца июня до конца августа. Это время мы проводим с бабушкой и дедушкой, — рассказывает Женя. — Я сейчас не работаю, я домохозяйка. У меня две дочери, старшей скоро семь. Она сейчас во втором классе. Здесь очень много школ. Есть частные и государственные, где учатся в основном дети местных. Среди частных школ можно выбирать в зависимости от того, какой у ребёнка первый язык. Есть школы с арабским языком, с английским, французским, русским. У меня есть знакомые, которые после рождения ребёнка продолжали работать — к некоторым приезжали родственники, другие нанимали няню, чтобы заботиться о ребёнке. Так вышло, что ни моя мама, ни мама мужа по состоянию здоровья помочь с детьми нам не могут. А оставить их с чужим человеком, даже с самой высококвалифицированной няней, мы просто не можем».



Экзамены с начальной школы
Старшая дочь Жени Лора учится в частной английской школе, где все предметы преподаются на английском. «Арабский идёт как второй язык, через год она начнёт изу­чать ещё французский. Уроки начинаются в 7:45, домой Лора приезжает на школьном автобусе в 15:15, — рассказывает Женя. — Иногда я завидую белорусским детям, у них в начальных классах нет домашнего задания. Здесь Лора сдает экзамены в конце каждого семестра. За неделю до зимних каникул дочка сдавала экзамены каждый день по всем предметам. Занятий уже не было, она уезжала утром и через пару часов возвращалась: после написания экзаменационной работы.

В каждой частной школе своя униформа. И очень строгие правила к внешнему виду: туфли должны быть только черные, носки — только белые. Даже заколки для волос должны быть определенного цвета. И никакой бижутерии».

За всё надо платить
«В Дубае всё платное: и школы, и медицина. Например, если у ребенка высокая температура, то прием-консультация педиатра будет стоить около 150 долларов. Лекарства надо покупать отдельно. Скорую помощь здесь вызывают, если человеку совсем плохо: высокая температура обычно не повод для этого», — говорит Женя. — Роды, если это кесарево сечение, в хорошей больнице с отдельной палатой стоят примерно 8 000 долларов — это с прививками новорожденному. Зато проживание в клинике после родов напоминает проживание в отеле: муж мог находиться со мной 24 часа в сутки. В любое время разрешены визиты родственников и друзей. В палате телевизор, телефон, Wi-Fi, меню (в любой момент можно позвонить по телефону и заказать что угодно). Ребёнок все четыре дня (именно столько нужно находиться в больнице после кесарева) был под присмотром нянечек. Хотя я могла позвонить в любой момент и попросить, чтобы её принесли».



Время лететь в Дубай
«Кстати, хотела посоветовать, если кто-то хочет прилететь... Мне кажется, лучшее время для отдыха в Дубае — начало января. В это время здесь очень комфортная погода. И ещё сейчас проходит дубайский зимний фестиваль, когда по всему городу проводятся различные мероприятия, а во всех моллах идут распродажи, — говорит Женя. — Есть прямые рейсы Дубай — Минск, один билет в обе стороны на взрослого стоил почти 1 000 евро. С марта авиакомпания Еtihad airlines прекращает рейсы в Минск. Вообще, билеты в Беларусь были самые дорогие, думаю, это потому, что у них не было конкурентов».

В Дубай обычно летят не отдыхать, а работать. Тем более что в ОАЭ ее навалом. «Работу здесь найти не сложно, — говорит Женя. — Самая распространенная сфера обслуживания требует обязательное знание английского языка. Нужно не только понимать, но и свободно на нем общаться. Хотя сейчас не самое подходящее время — в Эмиратах кризис тоже ощущается...»


Фото из личного архива Евгении АГЕЕВОЙ

Комментарии / Обсудить
comments powered by HyperComments