Погода в Слониме:Погода на неделю:
+13..+15
EUR - 2.337 BYN
USD - 1.945 BYN
RUB - .0339 BYN
АИ-92 — 1.17 руб.
АИ-95 — 1.25 руб.
ДТ — 1.29 руб.
Газ — 0.65 руб.
Цены на жизнь
Бюджет прожиточного минимума: 183.00 руб.
Минимальная з/п: 265.00 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 31.00 руб.
Базовая величина: 23.00 руб.
Ставка рефинансирования: 13%
Войди в историю своего города
104

Максим Чурило был свидетелем взрыва водородной бомбы. Самой мощной на земле

02.07.2017 Продолжение

Максим Чурило

Максим Чурило

Слонимчанин Максим Чурило тридцать лет борется с государством за свои права

Максим Чурило был участником действий особого риска. Он принимал непосредственное участие в госпрограмме по созданию и испытанию ядерного оружия. Чурило один из тех, кто был свидетелем испытания 24 ядерных зарядов большой мощности, в том числе, и испытания супербомбы 30 октября 1961 года.

Приходилось работать в условиях вечной мерзлоты

— 6 июля 1959 года состоялся спецпризыв на действительную военную службу со всех областей Беларуси, кроме Брестской области. Тогда призывали от 4 до 6 человек с каждого военкомата. Все эти люди, пройдя проверку КГБ, были отправлены на остров Новая Земля. Чем мы там занимались, все не расскажешь. Но ровно через два года после призыва нас всех направили на пролив Матушкин Шар для подготовки боевого поля радиусом 12 километров.

Приходилось работать в три смены без элементарных бытовых условий, жили в палатках, изрядно выдохлись. Необходимо отметить, что всем нам сходу пришлось осваивать технологию строительства в условиях вечной мерзлоты, приобретать навыки рабочих специальностей, знакомиться с оборудованием и инструментами. После чего начались испытания ядерного оружия. Кстати, на Новой Земле служили в основном призывники из сельской местности. А во всех испытаниях были задействованы военнослужащие — уроженцы Беларуси. В испытаниях принимали участие также солдаты из Литвы в сентябре, 1959 года призыва, проходившие службу в нашей воинской части 15246 «О», она же 831ВСО — военно-строительный отряд.

Максим Чурило (справа) с сослуживцем

Максим Чурило (справа) с сослуживцем

Приказали язык держать за зубами

В 1961 году в моем присутствии было взорвано 24 ядерных заряда. После этого 11 ноября 1961 года нас со всеми вещами отправили на причал, а оттуда — в Костромскую область на медобследование. Однако никакого обследования не было. А затем нас снова отправили для отбора грунта в свинцовые цилиндры и подготовки боевого поля к испытанию еще 36 ядерных взрывов. После всего этого у нас была взята подписка о неразглашении военной тайны сроком на 25 лет. После чего нас посадили в вагон, выдали пакеты с сухим пайком и напоследок сказали держать язык за зубами.

Демобилизация была в октябре 1962 года. Соблюдая меры секретности, все участники оказались в крайне тяжелой ситуации. Не зная причины заболевания, постановка диагноза и ход лечения были малоэффективны, а риск смерти высок.

Сейчас в Гродненской области нас, солдат-атомщиков, осталось 4 человека.

Выйти невредимым из той среды было невозможно. Состояние здоровья не проверялось, что подтверждаю данными сохранившейся медицинской книжки. Чтобы скрыть массовое заболевание и гибель военнослужащих, с каждого была взята подписка на 25 лет сохранения военной и государственной тайны без права сообщения кому-либо о месте и характере службы, и даже лечащему врачу — о причинах заболевания.

Максим Чурило (справа), Иван Харитончик (д.Сеньковщина), Геннадий Левицкий (д. Голынка), 19 июля 1959 год

Максим Чурило (справа), Иван Харитончик (д.Сеньковщина), Геннадий Левицкий (д. Голынка), 19 июля 1959 год

Над нами смеялись от удивления, что мы еще живы

Россия всех своих военнослужащих признала участниками действий особого риска, а Беларусь отказалась признавать. Мы были на приеме у государственного секретаря Совета безопасности, где над нами просто посмеялись и были удивлены, что мы еще живы.

—Зачем вам все это надо? — спрашивали они у нас.

Все документы были направлены Главе государства. Нам сказали, что он нас примет в назначенное время. Мы отправились по указанному адресу, но нас принимал не президент, а другие люди. Они сказали, что по закону мы относимся к чернобыльцам. Но я не имею никаких льгот.

По данным интернета, в участии испытания ядерного оружия принимали участие 175 тысяч военнослужащих. И в Беларуси люди не признаны участниками действий особого риска. Я обращался в Парламент, но мне прислали ответ, что Вы обращаетесь четвертый раз, поэтому переписка с Вами прекращена.

В Министерстве труда и соц­защиты мне дали официальный ответ, что мы не признаемся в связи с экономической несостоятельностью государства. И куда мы не обращаемся, получаем одни отписки.

Обращался Максим Константинович и в Генеральную прокуратуру с жалобой на действия должностных лиц Администрации президента Республики Беларусь. Но там пояснили, что органы прокуратуры не уполномочены осуществлять надзор за исполнением законодательства должностными лицами Администрации президента. Что этот вопрос находится в компетенции Генерального прокурора.

Только через сорок лет Максиму Константиновичу выдали справку о том, что он в период прохождения службы принимал участие в испытаниях ядерного оружия на Новоземельском полигоне. И награжден знаком «В память об испытаниях ядерного оружия».

Мужчина, как выяснилось, неоднократно обращался во всевозможные инстанции на протяжении двадцати лет, чтобы ему придали статус участника действий особого риска. Но пока все безрезультатно. В очередной раз, 2 июня 2017 года он был на приеме у начальника главного управления по работе с обращениями граждан и юридических лиц Администрации президента Беларуси Григория Шлыка. Он надеялся, что его просьбу донесут до Главы государства, но, к сожалению, Максиму Константиновичу прислали очередную отписку, в которой сказано следующее: «Исходя из информации, представленной компетентными органами, вопрос, изложенный Вами на приеме, уже неоднократно прорабатывался, в том числе Национальным собранием, Генеральной прокуратурой, Министерством труда и социальной защиты, Министерством обороны, Министерством по чрезвычайным ситуациям Вам направлялись аргументированные ответы. Также Вам были даны разъяснения в 2014 году в ходе личного приема Государственным секретарем Совета Безопасности Республики Беларусь.

Полагаем, что в этой связи оснований для дополнительного реагирования по Вашему обращению со стороны Администрации президента Республики Беларусь не имеется».

Фото из семейного архива Максима Чурило

 

Продолжение следует

Перепечатка материалов GS.BY возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Читайте также:
Комментарии / Обсудить
comments powered by HyperComments