Погода в Слониме:Погода на неделю:
-2..-4
EUR - 2.46 BYN
USD - 1.972 BYN
RUB - .03511 BYN
АИ-92 — 1.17 руб.
АИ-95 — 1.25 руб.
ДТ — 1.29 руб.
Газ — 0.65 руб.
Цены на жизнь
Бюджет прожиточного минимума: 197.81 руб.
Минимальная з/п: 305.00 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 33.00 руб.
Базовая величина: 24.50 руб.
Ставка рефинансирования: 11%
Войди в историю своего города
1403

«Когда не остаётся даже негативных эмоций, тогда понимаешь: пора опять в больницу» — интервью с пациенткой психиатрической клиники

28.01.2018 Наша героиня — 26-летняя жительница Дятловщины Мария (имя изменено по этическим соображениям) — проходит сейчас лечение в одной из психоневрологических лечебниц Гродненщины. Девушка рассказала корреспонденту «ГС», как попала в это учреждение, как лечится и живёт со своей проблемой, и не только об этом.

Иллюстрация случайна

Мария, расскажите предысторию, как в первый раз Вы попали в психоневрологическую лечебницу?

— Первый раз я попала туда в 23 года, хотя были и раньше попытки со стороны родственников определить меня в такое учреждение. Но я упиралась, боялась осуждения и косых взглядов. Странности начались со мной лет с семнадцати, когда я начала резать руки. Это был выплеск эмоций, агрессия по отношению к себе. В 18 лет мне поставили вегето-сосудистую дистонию (ВСД). Часто болела голова, скакало давление. На нервной почве могли отказать ноги либо на какое-то время переставала говорить. Это было следствием болезненных отношений с молодым человеком. Именно он сформировал в моем представлении модель отношений, когда парень делает что угодно: может унижать девушку, ограничивать ее во многом — а она должна подчиняться. После этого у меня будто появился «блок на счастливую жизнь». Все последующие отношения стали для меня чем-то вроде мести за свою растоптанную гордость.
Позже, после нескольких отношений и просто беспорядочных связей, я стала замкнутой. Поняла, что иду не туда, что теряю себя. Появлялись суицидальные мысли. Однажды наглоталась таблеток. Не умерла, к счастью. Или к сожалению. Откачивали на дому, чтобы не поставили на учёт к психиатру. После этого отравления нормально не могли взять анализ крови, спрашивали, что у меня там плавает. Видимо, препарат не рассосался.

После попытки суицида замкнулась в себе, перестала общаться со своей компанией. Придумала себе альтер эго, парня. Поначалу это выглядело забавно, я общалась в соцсетях с девушками от имени парня, они чуть ли не влюблялись в меня. Затем засосало глубже: я стала говорить о себе в мужском роде не только в интернете, но и в реальной жизни, сделала короткую стрижку. Вбила себе в голову, что мне нужны отношения с девушкой. Помимо этого, периодически резала себя.

Затем меня «клемануло», что нужно худеть. За две недели похудела на шесть килограммов. Решила завязывать с этим, когда мама забрала меня с моей работы, когда мне стало плохо. Я была бледная, появилась слабость. Она решила, что все это из-за интернета, в котором я общалась с такими же поехавшими на похудении девочками, и отобрала у меня телефон.
Я не помню многих событий, которые происходили в моей жизни. Видимо, это какая-то защитная реакция организма, что-то вроде фильтров. Но помню, что на своем первом приеме у психотерапевта я рассказывала не только про порезы, неопределенность с половой принадлежностью и желание похудеть до истощения, но и про непонимание со стороны родных. У меня с детства на них какая-то обида. Глубокая. Которая не проходит до сих пор.

— Во сколько лет у Вас случилась первая попытка суицида?

— Она была единственная. Вроде бы мне было 22. Точно не помню. До этого просто мысли были, как у многих: вот умру — и всем жить станет легче. Но до решительных действий не доходило.

— Вы росли в благополучной семье?

— Когда мне было пять лет, папа с мамой развелись. Я видела его пьяным, видела, как он бил маму, не стесняясь меня. После их развода мы переехали к бабушке. Вроде бы мне всего хватало, но я и не была избалованной, довольствовалась тем, что есть. Единственное, о чем жалела все детство, что у меня никогда не было отдельной детской комнаты. И вроде все благополучно, но были очень частые ссоры с мамой и бабушкой, особенно в старших классах школы. Может, и я характер показывала, а может, просто они придирались на пустом месте, требуя от меня подчинения. Видимо, с тех пор я ненавижу контроль и ограничение свободы.

— Скажите, пожалуйста, когда Вы придумали альтер эго парня, Вас влекло к девушкам в сексуальном плане?

— Меня влекло к ним и раньше, но это было как развлечение. И сексуальные отношения с девушками были до появления этого расстройства. Во время проявления альтер эго были только симпатии. Как взаимные, так и не очень. Секса в тот период с девушками не было. Но и от парней меня отвернуло. Сексуальных отношений тогда не было года два вообще. А еще с приходом альтер эго я стала зависать в группах ЛГБТ, андрогинов, заводила разные знакомства. Я настолько вжилась в образ парня, что один ранее известный андрогин сказала мне, что хотела бы пригласить меня на кастинг моделей-андрогинов. Но, к сожалению, она была из России, а у меня не было возможности или решимости поехать и попробовать.

— Перейдем от истории болезни к Вашему нынешнему состоянию. Как настроение сейчас?

— Настроение теперь нейтральное. Таблеточки, которыми здесь поят, держат ровный настрой.

— Помогают ли Вам прописанные препараты и пьете ли Вы их дома?

— В первый раз, когда лежала в больнице, со мной очень хорошо поработали. То ли я была настолько истощена, что принимала любую помощь, то ли специалисты выполняли свою работу качественнее и добросовестнее, то ли препараты были сильнее... А может, и все вместе. Помогали таблетки в комплексе с терапией. Дома принимала их после выписки месяц-два, потом бросала.

— И что же случалось, когда бросали пить таблетки?

— Синдрома отмены не было, меня не ломало, не колбасило. Только со временем проблемы, от которых меня избавляли, возвращались, настроение скакало. Появлялись вспышки раздражительности и агрессии. В такие моменты лучше мне под руку не попадаться. И когда уже перегораешь, когда не остаётся даже негативных эмоций, тогда понимаешь: пора опять в больницу.

— Какой раз Вы уже оказались в клинике и с какой периодичностью туда попадаете?

— Три раз я здесь. Каждые два года. В 2014-м, 2016-м и сейчас, в 2018-м.

— Какие в основном люди там лежат?

— Разные. В нашем отделении нет буйных. Просто с психологическими травмами, с неврозами, с депрессией.

— Люди каких профессий встречаются?

— В этот раз я ещё не со всеми познакомилась. Но раньше было много учителей, преподавателей, даже больших начальников. Были школьники и студенты.

— Как Ваша семья относится к таким поездкам?

— Семья меня и направила сюда в первый раз. И каждый раз, когда, по их мнению, со мной происходит «что-то не то», они пытаются меня сюда спихнуть. Но я еду сюда добровольно, не тогда, когда им хочется, а когда сама уже чувствую, что на грани нахожусь. Иногда, когда они хотят мной манипулировать, говорят, что я псих, состою на учете (хотя это не так), что они устроят мне «сладкую жизнь», чтобы меня не взяли на работу и забрали ребенка. Муж относится к этому нейтрально. Говорит, хорошо, если помогут, но пытайся ещё сама себя контролировать.

— Случались какие-нибудь курьезные случаи в психушке?

— У нас была своя тусовочка молодежи. И один из парней подсказал нам интересные таблеточки, которые продаются в аптеке без рецепта. Название, само собой, не скажу. Просто если выпить 10 штук не сразу, а пить постепенно, то чувствуешь себя очень пьяным. И вот в таком «обдолбанном» состоянии мы шатались по отделению и пытались не спалиться. Однажды, когда я возвращалась из аптеки с очередной «дозой», спрятала ее в металлический портсигар, под фольгу. Медсестра подошла и говорит: «Покажи, что там?» Я открываю показать, что там сигареты, а фольга поднимается. У меня забрали таблетки и ещё долгое время не выпускали на улицу.

Как-то ещё решили устроить движуху. Отмечали три недели, как лежим. Купили шарики, украсили палаты, купили торт, пили чай. Ещё надели треугольные колпачки на голову. Было прикольно. Играли в настольные игры, и такой азарт был.

Ещё был один случай, когда лежал мальчик-гей. Я как раз тогда лежала с тем, что не могла определиться с полом. Ходила с короткой стрижкой. И вот этот гомик в меня влюбился, потому что я похожа на парня была.

— Парни и девушки лежат в одном отделении?

— У нас да. Но, естественно, в разных палатах.

— У Вас там прямо пионерлагерь...

— Не совсем. В лагере нет такого режима, как у нас, и не дают таблетки, от которых дёргаются мышцы, появляется сонливость и прочее...

 — И последний вопрос. Как думаете, с чем связаны психические расстройства в современном мире?

— Напряжённая обстановка на работе, проблемы с финансами, плохая атмосфера в отношениях или семье. Нормальные человеческие качества обесцениваются, люди становятся циничными и напряжёнными. И психика не выдерживает. Возможно, у кого-то это связано с профессиональной сферой, когда люди работают в сложных условиях и видят то, чего обычный человек не выдержит.

Перепечатка материалов GS.BY возможна только с письменного разрешения редакции. Подробности здесь.

Читайте также:
Комментарии / Обсудить
comments powered by HyperComments