Наверх
Слоним
пасмурно
12 °C
Зельва
пасмурно
12 °C
Волковыск
облачно с прояснениями
10 °C
Мосты
пасмурно
10 °C
Дятлово
пасмурно
10 °C
Барановичи
пасмурно
12 °C
EUR 3.084
USD 2.6403
RUB(100) 3.3149
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 375 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 256,10 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 27 руб.
Ставка рефинансирования: 8,75%

Кузнец Валерий Жамойтин: «Поговорка «Дело мастера боится» проверена на себе!»

20 мая 2009 17:01
Поделиться:
С этим интересным творческим человеком меня познакомили примерно год назад. Представили его так: «Зельвенский бард Валерий Жамойтин». Как большой поклонник авторской песни, я разговорился с музыкантом. Оказалось, что помимо сочинительства песен Валерий в свое время увлекался резьбой по дереву, немного гончарством. И вот на протяжении двенадцати лет он занимается художественной ковкой.

Сейчас Валерий живет в Слониме. При встрече наша дружеская беседа приняла форму интервью, и вот что из этого получилось:

— Родился я в Зельвенском районе, в деревне Самаровичи. После окончания средней школы учился в Жировичском техникуме по специальности «электрификатор сельского хозяйства». Немного поработал электриком, но понял, что это не мое. Как раз в то время мне на глаза попалось объявление о том, что набирают учеников в Мирское реставрационное училище. Так в скором времени я стал столяром-резчиком по дереву. Около двух лет проработал учителем трудов в сельской школе, затем столяром в одной строительной организации…

— А с чего началось Ваше увлечение кузнечным ремеслом?

— Однажды в Гродно случайно с другом зашел в офис кузнечной фирмы. На стенах висели различные рисунки и эскизы, стояли кузнечные работы. Хозяином этой мастерской был выдающийся кузнец Юрась Мацко. Меня впечатлил и этот человек, и его творчество, но я и думать не смел, что когда-нибудь буду этим заниматься.

Через некоторое время у меня произошли кое-какие изменения в личной жизни, и я решил поменять ее кардинально, причем и вид деятельности в частности. Я попросил друга, чтобы тот ближе познакомил меня с Мацко. Так я стал его учеником…

— Какую работу Вы выполняли в гродненской кузнице? Чему учились?

— У него я учился начальным азам кузнечного искусства. И поскольку Юрась довольно известный мастер своего дела, то в круг его общения входила масса интересных творческих людей: художники, скульпторы, архитекторы. Я тоже стал общаться с этими людьми — и это была своеобразная школа жизни!- Как долго Вы пробыли в ранге ученика?

— Где-то на протяжении года я учился художественной ковке. Потом на время уехал в Москву, где перенимал опыт у местных кузнецов и на протяжении двух лет работал в этой сфере. Затем я снова вернулся в Гродно, а потом опять в Москву… И только теперь решил остановиться, выбрав местом остановки Слоним.

— По Вашему мнению, какая кузнечная школа лучше?

— В России много достойных мастеров, в том числе и в художественной ковке, но белорусскую кузнечную школу там знают и уважают!

— Сколько времени в общей сложности Вы отдали этому занятию?

— Общий стаж моей кузнечной деятельности — 12 лет.

— За такое время Вы приобрели большой опыт… стали мастером. Не было ли желания кому-нибудь его передать?

— Случилось так, что в Москве я уже передавал опыт другим, а вот насчет мастерства хочу отметить: мастерство заключается в том, что ты можешь правильно построить цепочку выполнения работы. Ведь при ошибке некоторые работы уже нельзя исправить…

— Участвовали ли Вы в каких-нибудь выставках или фестивалях, где можно было бы выставлять свои работы?

— В 2006 и 2008 годах я участвовал в международных фестивалях в городе Ульяновске. Причем на первом фестивале занял первое место в номинации «кузнец-музыкант». Я пел песню собственного сочинения на белорусском языке, и была она о кузнице. В 2007 году был участником фестиваля в Санкт-Петербурге и неоднократно выступал с выездной кузней на городских московских праздниках.

— Но сейчас-то Вы плотно обосновались в Слониме. Чем собираетесь заниматься здесь?

— Планирую сделать в Слониме творческую мастерскую — кузницу-музей и собрать там старинную кузнечную утварь. Кстати, на днях в деревне Задворье я приобрел два старых кузнечных кожаных меха для своей коллекции.

— Давайте немного поговорим непосредственно о Ваших работах. Они выглядят довольно грубо и не всегда реалистично… Не каждый догадается, что Вы хотели изобразить своей скульптурой.

— У каждого искусства есть свои законы, и я считаю, что в ковке не стоит добиваться реализма. Работа не должна быть зализана, главное — передать образ, его характер и настроение. Ковка — это тот вид искусства, где нельзя заранее предугадать, что получится в итоге… Каждый удар несет что-то новое. И порой сам металл может тебе подсказать, что делать дальше.

— Но можно ведь переусердствовать и нанести лишние или неправильные удары!

— Есть такая старая хорошая поговорка: «Дело мастера боится». Так вот, это правда! Проверено на себе! К примеру, когда я взялся за скульптуру «Иисус на воде», до последнего момента я не знал, как мне сделать воду. Я просто взял в руки металл и молот и начал ковать.

— Какая из Ваших работ Вам дороже всего?

— Как правило, больше всего нравится работа, которая была выполнена последней. Потому что еще не остыли эмоции, которые двигали тебя вперед. Ты помнишь каждую свою мысль, каждый удар.

— Поставим вопрос по-другому. Какая работа была последней?

— Ну, в последнее время я все больше уделяю времени техно-арту.

— Что это за стиль?

— Однажды на выставке в Москве я увидел работы художника-кузнеца Валентина Воробьева, который работает в стиле техно-арт. Это такой вид искусства, когда из болтов, шестерен, различных деталей и механизмов собираются скульптурные композиции. И я тоже стал работать в этом стиле.

Так получилось, что большинство скульптур осталось на моем прежнем месте работы, в Москве. Привез лишь малую часть. Но то, что было, — остается в прошлом. Нужно жить сегодняшним днем и продолжать заниматься творчеством.

Наш канал в Telegram
Читайте также
Обратите внимание