Наверх
Слоним
ясно
19 °C
Зельва
ясно
19 °C
Волковыск
облачно с прояснениями
20 °C
Мосты
облачно с прояснениями
20 °C
Дятлово
облачно с прояснениями
20 °C
Барановичи
ясно
18 °C
EUR 2.7547
USD 2.4399
RUB(100) 3.4301
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 375 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 246,78 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 27 руб.
Ставка рефинансирования: 8,75%

Досрочное голосование уменьшает рейтинг того, за кого просили голосовать

29 декабря 2010 12:14
Поделиться:
...Если оно эти цифры увеличивает, возникают определенные вопросы, - считает специалист по избирательному законодательству Сергей Альфер. Еврорадио вместе с экспертом подвело итоги избирательной кампании.

Сегодня мы можем видеть картину избирательной кампании полностью. Если посмотреть на все ее этапы — как бы вы ее охарактеризовали? На протяжении всей кампании часто звучало то, что она проходит более либерально, чем кампания 2006 года, но в итоге ОБСЕ не признала выборы свободными и демократическими.

Сергей Альфер: Выборы с самого начала отличались от тех, что были в 2001 или 2006 годах. В первую очередь тем, что начало выборов было достаточно либеральным. Власти зарегистрировали все инициативные группы, которые соответствовали законодательству, дали возможность абсолютно спокойно проводить сбор подписей. Раньше такого не было.

Либеральным оказался Минск, потом к нему подтянулись регионы. Люди перестали бояться отдавать свои подписи. Более того, после этого центральная комиссия зарегистрировала всех, кто подал более 100 тысяч подписей. По моему личному мнению, тех, кто действительно насобирал 100 тысяч подписей, было не более четырех. Но ЦИК оказалась более либеральной, чем я, потому зарегистрировала всех.

Почему они это делали?

Возможно, считали, что чем больше кандидатов, тем более размытым будет протестный электорат действующего президента, или руководствовались тем, что если хочешь участвовать в выборах, то участвуй… О причинах нужно все-таки спрашивать у центральной комиссии. Тем не менее, 10 кандидатов были зарегистрированы.

Далее произошло примерно то же самое, что было и во время сбора подписей. Минск оказался самым либеральным городом. Были определены места, где можно было проводить агитацию — было очень мало мест, где было запрещено это делать. В регионах сначала было почти все запрещено, кандидатам были выделены места, которые в народе называют «собачниками», где не бывает избирателей… Но опять же местные власти исправились, и возможность проводить агитацию появилась и в регионах.

Насколько активно кандидаты в президенты использовали эту возможность?

Мне кажется, что не так активно, как могли бы. Это связано с человеческим ресурсом и финансовыми возможностями, которые были у кандидатов в президенты.

Тем не менее, можно сказать, что нынешняя избирательная кампания проходила достаточно либерально. Кандидаты получили возможность выступать по телевизору и по радио. Более того, эти выступления не рецензировались — каждый мог сказать то, что хотел. Но в этой агитационной кампании есть небольшие нюансы.

Во-первых, далеко не все кандидаты в президенты смогли напечатать свои агитационные листовки. Некоторые кандидаты жаловались, что типографии или отказывались это делать, или брали в печать, но впоследствии у них ломалось оборудование… В этом направлении кампания для меня была совершенно неинтересной. Я почти не увидел ярких предвыборных листовок. В моем почтовом ящике, из 10-ти кандидатов я смог найти только три листовки — от Романчука, Санникова и Лукашенко.

И второе. То время, которое пришлось на выступления, истекло 4 декабря. После 4 декабря о кандидатах по электронным СМИ говорили или плохое, или ничего не говорили. Доминировал только один кандидат — Лукашенко.

Понятно, что был использован административный ресурс, чтобы в последние дни увеличить рейтинг действующего президента. И чтобы как можно меньше рос рейтинг тех кандидатов в президенты, которые противостояли Лукашенко. На самом деле, такое, разумеется, в демократической стране происходить не может.

Это было новое. А что было как всегда?

Как всегда было формирование избирательных комиссий.

В этом году там было чуть больше представителей от оппозиционных политических партий, чем на предыдущих выборах…

Это можно сравнить с тем, что в стакан воды раньше добавляли одну каплю лекарства, а сейчас добавили три. Если это лекарство очень слабые, то ни одна, ни три капли действовать не будут. Здесь нужна, чтобы, по крайней мере, треть стакана была заполнена лекарствами. Тогда можно о чем-то говорить.

Комиссии были сформированы таким же образом, как и раньше. Почти весь их состав в определенной степени зависел от местных или центральных органов власти. Процесс включения со стороны властей сопровождался нарушениями избирательного законодательства. Это свидетельствует о том, что комиссии могли использоваться для административного ресурса. Правда, хочу сказать, что если бы оппозиционным политическим структурам дали полную свободу (во что я не верю), боюсь, что они все равно смогли бы подать не более 3-5% своих представителей в избирательные комиссии.

Вопрос также с открытостью голосования.
Здесь есть достаточно большое количество жалоб, заключения наблюдателей от ОБСЕ, которые также подтвердили, что подсчет голосов в большинстве своем был закрытым и проводился с нарушением процедур.

Во-первых, было установлено, что менялись печати на ящиках для досрочного голосования. Очевидно, что это делалось не для того, чтобы поставить лучшую… Второе, что отмечалось, — это прозрачность подсчета голосов. Большинство международных наблюдателей не могли видеть, каким образом подсчитываются голоса. То же самое происходило во все годы после 1996-го.

Да, наблюдателей всегда старались посадить подальше от столов, они не могли как следует наблюдать за подсчетом голосов. Но чтобы настолько много было случаев, когда комиссия просто закрывалась в отдельной комнате и там считала голоса…

Для подсчета голосов комиссии в своем большинстве переходят в другую комнату. Там уже заранее все подготовлено, там уже стоят столы, чтобы их не нужно было переставлять… Как в 2006-м году, так и сегодня есть вопрос с наблюдателями. Достаточно большое количество наблюдателей было просто удалено с участков для голосования.

Это вопрос избирательного законодательства — у нас в избирательном кодексе коллегиальность предусмотрена только для центральной комиссии. Для всех остальных комиссий один из основных принципов проведения выборов (коллегиальность) не предусмотрен. Зато предусмотрено право председателя избирательной комиссии принимать самостоятельное решение об удалении наблюдателя с территории избирательного участка.

Это можно делать абсолютно немотивированно. В законе предусмотрено объяснение «он мне мешает». А что такое мешает? Сидит не так, глаза не туда смотрят, не так одет и т.д. Все же это мешает, и обжаловать это почти не возможно. «Он мне мешал»… Эта статья прописана в избирательном кодексе. Понятно, что они этим пользуются. Наблюдателей удаляют по любому поводу, чтобы удобнее работалось избирательной комиссии. Удобнее — не значит более законно.

То же самое касается и СМИ? Их также могут удалить по такому случаю…

Да, представители СМИ имеют те же полномочия, что и наблюдатели. Они почти приравниваться к наблюдателям. Им также нельзя мешать работать избирательной комиссии. А что такое «не мешать» — это, повторюсь, персональное мнение председателя избирательной комиссии.

Если сравнивать с 2006-м годом, в этом году подсчет голосов прошел с большими или меньшими нарушениями?

Нужно дождаться, когда будет напечатан мониторинг, который сделали правозащитные структуры. Мне же кажется, что с 2006 до 2010 года почти ничего не изменилось. Для того, чтобы что-то изменилось, здесь нужно даже не изменение избирательного законодательства, а изменение мышления тех людей, которые находятся в участковых избирательных комиссиях …

Мне кажется, что не столько поступают сверху указания что-либо делать, сколько избирательные комиссии на местах работают так, как работали раньше. Так им удобнее, спокойнее, так их никто трогать не будет… Изменить эту ситуацию можно будет только в том случае, если избирательные органы будут плюралистичными. В их составе обязательно должны быть представители всех политических сил, которые существуют в государстве. Избирательные комиссии будут работать более прозрачно и законно, если будет внутренний контроль.

Если власти так уверены в своей победе, я не вижу никакой проблемы, чтобы в избирательных комиссиях было хоть 100% оппозиции.

А что касается досрочного голосования? В этом году опять много людей голосовали заранее…

Да, в этот год, как и в предыдущие, выборы сопровождались организованным досрочным голосованием. Для меня, как специалиста в избирательной сфере, непонятно — зачем выгонять людей на досрочное голосование?

Тем более, что наш человек достаточно специфический. И когда людей заставляют идти на досрочное голосование и говорят им еще за кого голосовать, то наш человек приходит и голосует не так, как ему приказали. Если исходить из этого, то досрочное голосование должно снизить рейтинг того кандидата, за кого порекомендовали голосовать. В случае, если оно эти цифры наоборот увеличивает — возникают определенные вопросы.

Социология в других странах показывает, что результаты на досрочном голосовании и в день голосования не существенно отличаются. Они могут отличаться на 1-2%. Я не думаю, что в Беларуси по-другому. И если результаты досрочного голосования 99% за одного кандидата, а в день голосования 50-60%, то это может свидетельствовать о том, что досрочное голосование немного подвинули в определенный сторону.

К большому сожалению, сам принцип проведения выборов поставлен таким образом, что ни одна из сторон не может ни доказать, ни опровергнуть, были ли сфальсифицированы выборы. Но то, что выборы были несправедливыми — это на самом деле так. Нарушались основные международные принципы проведения выборов.

Как вы думаете, каковы реальные результаты этих выборов? И намного ли они отличаются от официальных?

Мне очень сложно судить. На сегодняшний день нет информации, которой можно на 100% доверять. 79% поддержки действующего президента — это очень большая цифра при 10-ти кандидатах, а особенно в условиях кризиса, когда в Беларуси население чувствует себя не очень комфортно. С другой стороны, мы имеем официальные цифры от трех социологических организаций… И они почти такие же. Надо подождать, когда будут результаты опросов независимых социологических структур, которым бы я мог доверять.

Подводя итог можно сказать, что кампания начиналась более или менее демократично, по крайней мере, намного более демократично, чем в 2006-м году. Но чем дальше, тем менее демократичным становился процесс. Формирование комиссий, досрочное голосование, сам подсчет голосов… И все это закончилось печальными событиями с разгоном людей, которые пришли сказать, что они не согласны с официальными результатами… Что такой разгон может говорить об избирательной кампании 2010?

Мне кажется, что то, что произошло вечером 19 декабря — абсолютно неоправданные акции силовых структур. Люди, которые собрались на площади, подавляющее большинство, пришли мирно встретиться с кандидатами в президенты. К большому сожалению, этот жестокий разгон стал для нашей страны очень тяжелым испытанием. Понятно, что наши отношения со всеми другими странами-соседями отброшены на несколько лет назад.

Деятельность государственных и негосударственных структур, направленная на то, чтобы включить Беларусь в более активное международное сотрудничество как с Востоком так и Западом, сегодня отброшена на несколько лет назад. Нужны очень большие усилия, чтобы те люди, кто хотел быть нашими партнерами, начали работать заново с нашей страной.

К большому сожалению, это все в большей степени повлияет не на тех людей, которые находятся сейчас у власти — они с большими деньгами и хорошо себя чувствуют — а на большинство населения Беларуси, которое почувствуют на своем кармане плохие отношения с нашими соседями. Мне кажется, что правительству Беларуси нужно приложить очень большие усилия, чтобы исправить эту ситуацию.

Наш канал в Telegram
Читайте также
Обратите внимание