Наверх
Слоним
пасмурно
-3 °C
Зельва
пасмурно
-3 °C
Волковыск
облачно с прояснениями
-1 °C
Мосты
облачно с прояснениями
-1 °C
Дятлово
облачно с прояснениями
-1 °C
Барановичи
пасмурно
-4 °C
EUR 2.2682
USD 2.0479
RUB(100) 3.209
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 330 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 214,21 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 25,5 руб.
Ставка рефинансирования: 10%

Нарисуй мне Бога на доске

17 ноября 2015 10:05
Поделиться:
В средней школе агрогородка Деречин Зельвенского района ксендз местного костела организовал урок религии. Который посещают не только католики, но и дети из православных семей

Деречинский костёл вознесения Девы Марии


Урок религии, организованный ксендзом костела Вознесения Девы Марии, претендовал на постоянство. Что и стало поводом для прогулки с инициатором мероприятия Евгением Учкуронисом (присутствие представителя СМИ непосредственно на уроке объявили нежелательным)…

— Господь явился школьникам в сутане католического священника, ксендз Евгений… Тогда как большая часть семей Деречина исповедует православие. Это факультативный курс, основанный по просьбе группы детей и их родителей — католиков?

— К ГОУ «УПК Деречинский детский сад-средняя школа» мои уроки прямого отношения не имеют. Нам следует сменить предлог: уроки проходят не «в», а при школе. Это моя личная инициатива.

— А почему не в приходе костела, как обычно? Воскресная школа и т.д.

— В Зельве, Слониме и Гродно религию преподают в приходах. В некоторых учебных заведениях есть факультативы, где изучаются основы православия и католичества. Однако наш костел, увы, не располагает условиями для обучения. Его комнаты лишены необходимого инвентаря. Поэтому я обратился к администрации ГОУ с просьбой предоставить нам помещение, адаптированное под обучение детей. И администрация любезно выделила нам кабинет истории. Безвозмездно. Иначе мне пришлось бы искать какой-то другой вариант. Мы занимаем его раз в неделю. На час. Нам нужны парты. И доска. Необходимы свет и тепло. Знакомиться с Богом дети обязаны в комфорте. Они уже получили хорошие методические пособия, которые издает Гродненская римско-католическая епархия. Книги рассчитаны на школьников от 7 лет. Основы католической культуры в учебниках для начальных классов представлены в игровой форме: книги изобилуют библейскими сюжетами в виде кроссвордов, загадок и раскрасок, которые развивают логику и мышление. С четвертого класса учебники приобретают более глубокое содержание.

— Их покупают родители?

— Пока я раздаю литературу бесплатно. Но в будущем обращусь к родителям с таким предложением. В конце концов, пособия не так дорого стоят. В будущем я планирую разнообразить программу тематическими сценками, демонстрацией фильмов. Существует у нас и шкала оценок. Баллы. Но это оценки не те, что в обычной школе за успеваемость. Это другие оценки. Допустим, ребенок недостаточно хорошо выучил молитву. Я ему говорю: «Пока шесть баллов, но постарайся, чтобы в следующий раз их было чуть больше». Я вовсе не хочу, чтобы ученик однажды остановился на лестнице к духовному совершенству вроде как: «Я знаю Бога на семь баллов. Мне этого хватит»… Тем более не хочу делить детей на тех, кто «отлично», «удовлетворительно» и «плохо» знаком со своей религией…

— Отмечаю: со своей. В администрации ГОУ уточнили, что это уроки для детей-католиков.

— Да. Но посещать их может ребенок из семьи любого вероисповедания. Есть ли разница, на фундаменте какого учения человек становится Человеком? Мой первый урок посетили дети всех католических семей агрогородка — 12 человек. И семеро православных. Двое школьников из православных семей на следующий урок не пришли, видимо, родители желают, чтобы их духовным образованием занимался настоятель храма Преображения Господня в Деречине.

— А он занимается?

— Наверное, этот вопрос следует задать ему лично… Помню, одно время матушка приходила в школу с тематическими беседами. Потом беседы прекратились. По неизвестным мне причинам.

— Странно, если учесть, что православная культура у нас доминирует…

— Нужно посмотреть официальную статистику. По Беларуси — да. Но в Гродненской области общее число католиков чуть выше православных. В Деречине православных большинство. Остальные конфессии представлены у нас в количестве менее одного процента.

— В школе Деречина учатся дети из семей, исповедующих ислам? Иудеи? Буддисты?

— Насколько мне известно, нет. Православные и католики.

— Допустим, появится такой ребенок…

— Дети, которым мои уроки покажутся интересными, должны обязательно заручиться согласием родителей. Это жесткое условие. Будет школьник посещать их или нет, решать только его законным представителям. Навязывание кому-то католической веры недопустимо.

— Ясно. Но представьте другую картину. Один из учеников — иудей. Классу объявляют: с сегодняшнего дня при школе будут проходить уроки религии, организованные католической церковью… Ребенок сразу же задастся вопросом: почему только католической? А как же я? Учитывая нежность и ранимость детской психики, не усомнится ли он в твердости своей веры? Не почувствует ли себя белой вороной в классе? И главное — не приведет ли это детей к ссорам на религиозной почве? Вопрос деликатный…

— Понимаете, в чем дело… Вопрос «А как же я?» он должен задать не мне, не себе, а своим родителям, которые обязаны изыскать способ его духовного просвещения, найти имама или раввина, в конце концов. Хотя я с удовольствием расскажу школьникам на своих уроках о любой религии. Об исламе, буддизме и индуизме. У меня есть хорошие методические пособия, допустим, та же «История ислама с VII века» Джастина Уинтла, настолько доскональная, что на ее страницах нашлось место даже Усаме бен Ладену. Я расскажу и о Кришне и о Гаутаме, если на мой урок придет ребенок из семьи, исповедующей эти ветви. Расскажу без всяких ударений и тем более без предвзятости: мол, моя религия правильна и хороша, эта — не очень, а этой — держитесь подальше. Однако эти рассказы будут поверхностными. Углубленные знания собственной веры получат только дети-католики. У меня определенная миссия: Римско-католическая церковь готовит юную паству к Таинствам святой Исповеди и святого Причастия. А это требует очень серьезной подготовки. Что же касается ребенка-мусульманина, появление которого в школе Деречина не исключено, мечетей в Зельвенском районе нет, но вот в Слониме, например, наверняка существует дом, исповедующий ислам. Или по крайней мере есть люди, способные заниматься духовно-нравственным развитием таких детей.

— Не станут ли ваши уроки причиной конфликта между местными представительствами конфессий? Скажем, борьба за послушника на уровне района…

— Я не вижу в православии конкурента. Не забывайте, что обе церкви связаны крепкими, тысячелетними корнями: те же таинства, заповеди. О какой борьбе между ними может вообще идти речь, если мы славим одного Бога?

— Православные ходят и на воскресную службу в костел.

— На службу приглашаю их я. Урок — это теория. Служба — действие.

— Забавно было видеть, как во время молитвы они, подражая взрослым прихожанам костела, тоже осеняли себя крестным знамением. Но справа налево. Видимо, подсознательно. Как учили их православные родители…

— Повторяю: православие и католичество есть христианство, поэтому для меня разница в символике детей не имеет никакого значения. Она несущественна. Вот если бы на службу в костел пришел ребенок из семьи, исповедующей гаудия-вайшнавизм, и пел мантры на санскрите во время наших молитв… это — да. Это выглядело бы нелепо. Пропасть огромная…

— По моим наблюдениям, юная паства воспринимала воскресную службу как некое развлечение. Начало их заинтересовало, но позже дети стали вести себя как… обычные дети. Баловство и милая непосредственность во время молитв, бурное обсуждение фигур Иисуса Христа и Девы Марии. Для них это были лишь «прикольные куклы и классные игрушки». Маленькие прихожане притихли только к концу службы. Священнодействие явно утомило их…

— Ничего не поделаешь — 8-10 лет… Даже час молитвы в таком возрасте воспринимать нелегко, а что говорить о службах протяженностью в два и три часа? Понимание происходящего придет постепенно, с годам. С помощью духовного учителя и родителей. Родитель здесь главный воспитатель. Но так как далеко не каждый родитель образован теологически, ему помогает духовный учитель, который руководствуется двумя посланиями свыше. Это Евангелие от Матфея (глава 28, стих 18-20) и Пастырское письмо епископа Гродненского, председателя Конференции католических епископов в Беларуси Александра Кашкевича, в котором он призывает, в первую очередь, родителей позаботиться о нравственном воспитании собственных детей.

— У нас много, так сказать, смешанных — семей: муж — католик, жена — православная, и наоборот. Как определиться ребенку?

— Обычно ребенок идет по стопам того родителя, чья вера крепче. А вообще, этот вопрос решают только в кругу семьи. Третьих лиц здесь быть не может. С возрастом ребенок вправе изменить свои религиозные убеждения. Это личное право каждого человека, прописанное в Конституции…

—В настоящий момент родители не на шутку обеспокоены новой, невероятно мощной религией, которая разлагает детей быстрее и эффективнее любой секты.

— Интернет?

— Верно. Многие видят в церкви панацею от этого «бедствия», порожденного научно-техническим прогрессом…

— Церковь не противостоит научно-техническому прогрессу. Религия и наука не исключают, а дополняют друг друга. Вспомним Николая Коперника, Альберта Эйнштейна и Чарльза Дарвина. Что касается интернета, церковь широко использует Всемирную сеть как благо, дарованное человеку наукой, имеет собственные сайты, форумы и блоги, у нас есть покровитель сети — св. Исидор Севильский, которому мы молимся прежде, чем сесть за компьютер… Интернет несет такое же добро, как, скажем, автомобиль, мобильный телефон и атом, призванные сделать наш быт комфортнее. Но каждое из этих благ может творить и зло. Есть мирный атом, облегчающий жизнь человека, а есть атомная бомба, уничтожающая ее. Так вот, задача церкви состоит в том, чтобы дети, посредством молитв и заповедей Божьих, осознали деструктивность жестоких компьютерных игр и аморальных сайтов. Здесь я думаю уместно процитировать св. Павла в его Первом послании коринфянам, главу 10, стих 23: «Братья, все мне позволительно, но не все полезно. Все мне позволительно, но не все назидает». Я уделю этому много внимания на своих уроках…

— И каковы ваши шансы преодолеть дефицит Бога в обществе? Кстати, в Беларуси уровень атеистических настроений невероятно высок…

— Поэтому церковь и предлагала включить урок религии в учебную программу средних школ, который занимался бы духовно-нравственным воспитанием человека с юных лет. Такой урок имеет право на жизнь. Но общий курс. То есть на этом уроке дети могли бы изучать все религии без исключения. Его можно назвать «Религиоведением». В качестве методического пособия подходит множество серьезных изданий, например та же «История религии» в двух томах «Высшей школы». Преподавать должен человек с теологическим образованием. Однако в Беларуси это вряд ли возможно. Нет механизмов исполнения.

— Финансирования?

— И это тоже. Во многих государствах дети изучают религию в рамках школьной программы. В поликонфессиональных странах факультативно, в моноконфессиональных, таких как Польша, равно с математикой. Однако и в Польше обязательный урок католической религии обязателен лишь для государственной системы образования. Но не для учеников. Допустим, атеист вместо уроков религии может изучать урок «Этика. Эстетика». А мусульман собирают в одну группу и предоставляют имама. Вера — свободное чувство. И обязательств не терпит…

Наш канал в Telegram
Читайте также
Обратите внимание