Наверх
Слоним
облачно с прояснениями
10 °C
Зельва
облачно с прояснениями
10 °C
Волковыск
пасмурно
8 °C
Мосты
пасмурно
8 °C
Дятлово
пасмурно
8 °C
Барановичи
пасмурно
10 °C
EUR 3.084
USD 2.6264
RUB(100) 3.3274
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 375 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 256,10 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 27 руб.
Ставка рефинансирования: 8,75%

Слонимский вокзал — «бесплатный хостел» для бродяг

26 марта 2017 8:48
Поделиться:
Слонимский железнодорожный вокзал едва ли не единственное место в городе, куда ночью может зайти любой желающий. К тому же там работает ночной магазин.

   

Конечно, основные посетители вокзала — это пассажиры и покупатели магазина. Но есть там и другая категория граждан — бродяги, люди, злоупотребляющие спиртным, либо те, у кого есть проблемы в семье.

Как проходит ночная жизнь на вокзале и какая там царит атмосфера, в одну из мартовских ночей выясняли корреспонденты «ГС».
Уже в вестибюле вокзала, недалеко от входа в ночник, нас встретил весьма интересный «пассажир», который выделялся грамотной речью и сильным шлейфом дешевого алкоголя. Он первый начал разговор с журналистами и стал рассказывать, как у него пару дней назад здесь исчез телефон.

— Я обратился к сотрудникам милиции, а меня закрыли, сказали, что я пьян, что сам виноват и прочее.

— А как же камеры видеонаблюдения на вокзале?

— На мой взгляд, эти камеры рассчитаны на администрацию. То есть что нужно, то будет на видео, а что не нужно — вырежут.

— Представьтесь, пожалуйста, как Вас зовут?

— По крещению я Семён, а по паспорту — Никита, спаси Господи.

— Никита, а откуда Вы сами родом?

— Родом я из Могилёва, а проживаю в Кличеве. Приехал сюда к одному батюшке, я здесь работал недалеко.

— Вы последние несколько дней ночевали на слонимском вокзале? Расскажите, как проходит здесь ночная жизнь.

— Ну вот ребята, которые там спят (в зале ожидания. — Прим. автора), постоянно здесь ночуют, как я понял. Я подходил к ним, уточнял, что со мной было, когда пропал телефон, ведь они здесь как дежурные, но они не очень охотно со мной захотели разговаривать.

Слоним — Мекка для бездомных. Они сюда приезжают и из Гродно, и из Барановичей ночевать. А объяснение их путешествиям простое — в городах покрупнее на вокзалах дежурят работники милиции, а в Слониме — нет.

— А какие Ваши дальнейшие планы?

— У меня цель есть. Но вопрос в том, что я не знаю, как её более аккуратно осуществить. И еще хотелось бы, чтобы с мобильником разобрались. Потому что в милиции меня просто игнорируют. Никаких бумаг у них добиться невозможно, даже тех, что я у них был.

— Но у Вас же паспорт есть?

— Паспорт есть. Но они не хотят разбираться с вопросом по моему мобильнику.

— И Вы не собираетесь уезжать отсюда, пока не решите вопрос с мобильным телефоном?

— По крайней мере они пробили по номеру. А номер уже зарегистрирован на какую-то женщину в Барановичах. Я там вообще никогда не был. Я говорю: тогда разбирайтесь с мошенничеством. Поэтому от меня собрались откреститься.

Потом Никита, который в крещении Семён, ни с того ни с сего вспомнил, что он в 90-е общался с известным белорусским музыкантом Сергеем Михалком.

— Раз Вы общались с музыкантами, то, может, Вы и сам музыкант?

— Я могу представить мою визитную карточку как поэта. Написал я это стихотворение 16 лет назад на день рождения дочки. В принципе, весь я в этом.
После этого вокзальный поэт начал читать стихи, проникновенно глядя на девушку, которая приехала вместе с корреспондентами:

Никита, в крещении Семён

Я не зову тебя туда,
где рвутся
связи-паутины.
Я не зову тебя туда,
где я разбился
без причины.
Но я зову туда,
где свет,
где радость, счастье,
нет печали.
Где нету слёз,
скорбей и бед,
Господь всех
светом наполняет.
Зову туда,
где счастлив был
И сердце там
свое оставил.
Зову, чтобы тебя
скорей Господь
От царства
тьмы избавил…

— Никита, а сколько Вам лет?

— 42 года. Я чуть младше Михалка, — засмеялся и, прощаясь с журналистами, добавил: — У меня сестра, кстати, тоже журналистка. Раньше она работала на Радыё Свабода, а в последнее время, насколько знаю, она работает в «Народной Воле». Но это не точно, потому что мы сейчас не общаемся. Любовь Лунёва её зовут.

В зале ожидания вокзала чувствовался стойкий неприятный запах и царила атмосфера как в песне «Спят усталые игрушки…» В отдаленном углу вокзала спала ждавшая поезд женщина с баулами. Она, видимо, хотела максимально дистанцироваться от прочих обитателей этого «бесплатного хостела».

Постоялец ночного вокзала

Возле окна, видимо поближе к батареям, расположились «усталые игрушки», которые и являлись источником неприятного запаха. Все они крепко спали. Как сказала работница вокзала, в этот день бродяг на вокзале немного, иногда их численность достигает десятка, некоторые здесь уже, говорят, по восемь лет живут. Как правило, они спокойные. Но, бывает, попадаются и пьяные, которые ведут себя плохо, могут и нагрубить.

Из зала ожидания мы направились в ночной магазин. Работница магазина любезно поговорила с нами, но сказала, что фотографировать в магазине без разрешения начальства запрещено. По её словам, бездомные и алкоголики создают много проблем как ей, так и покупателям ночного магазина. Иногда даже приходится вызывать милицию.

Во время разговора в магазин вошел один из постояльцев вокзала, который, проснувшись, решил купить чего-нибудь горячительного. Но от любых комментариев этот ценитель плодово-ягодных вин отказался.

Через несколько дней корреспонденты вернулись на вокзал уже в рабочее время, чтобы поговорить с начальником железнодорожной станции Слоним Виктором Дудчиком и узнать его мнение о пребывании на вокзале ночных постояльцев.

— Мы принимаем меры только тогда, когда они себя плохо ведут. Тогда вызываем милицию, а так не трогаем, их же нельзя выталкивать. Куда же им, бедненьким, идти? Вы не забывайте, что это единственное место в городе, которое работает круглосуточно. Мы с ними по закону поступаем. Вот летом они немного расходятся. А зимой мы даже должны предоставлять им теплые одеяла и чай, это же тоже люди. Что касается запаха, то мы стараемся его убирать, проветриваем, дезинфицируем, все как и положено по санитарным нормам. Моё мнение: им обязательно нужно построить приют. А так, конечно, бывало, мы их сами сажали на автобусы, отправляли в монастырь, но они быстро возвращались, потому что там работать надо, — отметил начальник станции.

 После корреспонденты вновь зашли в здание вокзала, где находилось несколько постояльцев. С одним из них удалось поговорить.

— Представьтесь, пожалуйста.

— Вениамин.

— Вы часто на вокзале ночуете?

— Иногда бывает.

— Это из-за того, что Вам негде жить?

— Ну, пока временно, да.

— И как здесь жизнь проходит, тихо все?

— Всякое бывает. Бывают стычки с администрацией. А контингент — те, кто здесь ночует, — нормальный. В основном все свои.

— Сколько человек обычно ночует на вокзале в Слониме?

— Немного, человека четыре-пять обычно.

— А если бы в Слониме построили приют для бездомных, то Вы бы ночевали там?

— Конечно, ночевал бы в приюте. Даже какую-то ренту вносил бы за постой. Все нормально было бы.

— Вениамин, а сами Вы родом из Слонима?

— Нет, родом я не отсюда, но проживаю и прописан в Слониме. Сейчас мне негде жить из-за проблем в семье…

А мораль этой истории с вокзалом и его постояльцами такова, что у людей в жизни могут случаться разные ситуации и к обитателям вокзала нужно тоже относиться по-человечески. Но, с другой стороны, они создают много неудобств пассажирам и работникам вокзала. Каждый человек может быть свободным, не нарушая свободу и личное пространство других. И вокзал, как место общественное, явно не должно превращаться в ночлежку.

Фото автора

Наш канал в Telegram