Наверх
Слоним
weather
0
Зельва
weather
0
Волковыск
weather
0
Мосты
weather
0
Дятлово
weather
0
Барановичи
weather
0
EUR 2.349
USD 2.0884
RUB(100) 3.2751
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 330 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 214,21 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 25,5 руб.
Ставка рефинансирования: 10%

Куба глазами слонимчанки

30 апреля 2017 10:17
2846
Поделиться:
Предлагаю вам, уважаемые читатели «Газеты Слонимской», вместе со мной совершить путешествие в страну горячего солнца. Так назвала я солнечную Кубу в 1990 году, приехав туда строить новую жизнь с моим мужем-кубинцем Хосе Нуньо. В моих записках я расскажу, какой предстала эта страна в моих глазах в далеком 90-м, какие испытания пришлось мне пережить, почему моя семья покинула Кубу и какой я ее увидела почти 25 лет спустя.

Ирина Кожевникова

Ирина Кожевникова

Сначала о прошлом

В 1984 году, окончив Волковысское педагогическое училище с красным дипломом, я поступила на факультет журналистики БГУ имени Ленина. Первый курс, когда по правилам студент работает на зачетку, я посвятила полностью учебе. Результат был налицо — летняя сессия была сдана почти на отлично, из пяти предметов получила лишь одну «4».

На втором курсе я получила место в общежитии по улице Октябрьской, 2.

Переселение в общежитие и поспособствовало моему знакомству с кубинским студентом, осваивающим азы ядерной физики. Мы встретились на дискотеке, где кубинцы были заводилами. Поработав в стройотрядах летом, они покупали аудиоаппаратуру и колонки, которые могли веселить 13-этажное общежитие. Загоревшие, в белых джинсах, со страстными взглядами, танцующие, как звезды диско, они не имели конкуренции. На той первой осенней дискотеке утонула в океане любви не только я. Две подруги по комнате тоже влюбились с первого взгляда. Но выйти замуж за кубинца решилась лишь я.

Ирина с мужем-кубинцем

Годы учебы пролетели незаметно, и настало время моему мужу возвращаться на Кубу. Нам с дочкой не было суждено уплыть на Кубу тем же кораблем, не было денег на покупку билета. Я осталась в родной деревне и стала работать пионервожатой в Жировичской школе, чтобы за полгода собрать необходимую сумму.
Двадцать часов в самолете и… Куба.

19 января 1990 года наконец мы с дочкой вылетели на далекий остров. Помню, как в самолете стоял столбом табачный дым. Разгоряченные алкогольными напитками, кубинцы (они составляли 90% пассажиров) пели песни, спорили, кричали. В то время в самолете разрешалось курить и распивать алкоголь. За 20 часов перелета я успела возненавидеть всю кубинскую нацию. Четырехлетней дочке очень хотелось спать, но никто не обращал на ребенка внимания.

Когда самолет приземлился и мы вышли к автобусу, мне показалось, что я очутилась в сауне. Было очень жарко и влажно, пахло горючим и жареным хлебом. «Куда я попала?» — была первая мысль.

Когда на такси подъехали к дому, где нам предстояло жить, мы с дочкой увидели толпу людей. Сначала я подумала, что это было какое-то собрание жильцов. Но когда вышли из машины, вся эта разноцветная толпа рванула к нам. Тогда я поняла, что это родственники и соседи мужа пришли нас встречать.

Потом начался праздник. Я валилась с ног от усталости, очень хотелось помыться и оказаться наедине с мужем, которого не видела шесть месяцев. Но все родственники хотели со мной познакомиться, побеседовать, меня потрогать и оценить.

Когда я наконец удалилась в свою комнату, пройдя коридор длиной в 30 метров, сбившись со счету, сколько комнат было в квартире, подумала: это что, коммуналка, будут все эти люди моими постоянными соседями за стенкой? Мои опасения оказались напрасными. Пятикомнатная квартира мужа была лишь нашей. Но я узнала, что бабушка мужа и две одинокие тети тоже будут жить с нами.

Выучить испанский язык нам с дочкой было легко. Тети сразу же стали лезть в душу и заводить разговоры. Мне невольно пришлось ускорить изучение языка, дабы избежать казусных ситуаций.

Русский язык показался кубинским тетям очень грубым, и они, обожающие моего мужа, всегда думали, что мы ссоримся, когда мы говорили по-русски.
Дочка научилась языку перед экраном телевизора, просиживая в кресле-качалке часы, когда жара не разрешала выйти на улицу.

К жаре я так за три года и не привыкла. К тому же низкое давление давало о себе знать, и даже крепкий кубинский кофе не помогал взбодриться.
Муж уезжал на весь день в свой исследовательский институт, а я проводила время за домашними хлопотами. После обеда шла пешком почти пять километров до школы, где вместе с другими русскими обучалась испанскому языку. Эта школа сильно помогла мне в приобретении нужных контактов. Так, к примеру, первый секретарь русского посольства, которому я помогала не раз осилить трудные правила испанского языка, поспособствовал, чтобы моей дочке дали место в русской школе, работающей при посольстве. А соседка по парте Люба поспособствовала с работой. Она пристроила меня репетитором к сыну торгпреда Болгарии, обеспечив безбедное существование всей моей семье.

Нужные связи были необходимостью на Кубе, которая после развала Союза лишилась экономической помощи. Я не знала, когда летела туда, что мне придется пережить жестокие годы специального периода.

Продукты питания выдавались по карточке, ограниченное количество на каждого члена семьи. Рис, фасоль, кофе, литр молока на ребенка, масло подсолнечное, сгущенное молоко. Мяса выдавали на месяц мизерное количество, его можно было съесть зараз. Через пару месяцев после моего приезда исчезли полностью консервы, сливочное масло, сыр. Помню мой скромный завтрак, состоящий из чашечки кофе и сухой булки. Обед был всегда однообразным: рис с жареным яйцом, политый томатным соусом.

Вначале я думала, что обилие фруктов заменит мне ностальгию по котлеткам, пельменям, колбаске. Но, поедая килограммами апельсины, бананы и ананасы, очень скоро я затосковала по картошечке, макаронам, гречке.

«От моей работы зависело, поест ли наша семья»

Мудрая свекровь шепнула мне на ушко, что пора заводить нужные контакты. Перебрав косметику и одежду, собрала я нескромный подарок-взятку продавщице рыбного магазина Алехандрине. Подарок был принят с радостью, и после этого не нуждалась в рыбе ни моя семья, ни многочисленные коты моей свекрови.

Экономия на Кубе

В холодильнике появилась рыбка, но пришла другая беда. С целью экономии электричества правительство разработало схему выключения электроэнергии по районам на несколько часов в сутки, по-испански это называлось apagones. При жаре размораживался холодильник за считанные минуты и вся «добыча»-припасы могли просто испортиться.

Насосы воды переставали работать, парализовались средства информации, а для меня самым страшным испытанием было уснуть в жару без вентилятора, когда, казалось, все комары Гаваны только и ожидали возможности свободного доступа к моему телу. Правда, больше всего доставалось мужу и дочке, которых комары просто обожали.

Экономить приходилось на всем

Помню, чем закончилась моя единственная попытка постирать белье. Привыкшая дома не щадить стирального порошка, я так же обильно посыпала им дочкино бельишко, когда его замочила. Долго не могла понять, почему тетки мужа энергично жестикулируют на кухне, бросая на меня яростные взгляды. Когда муж вернулся с работы, объяснил мне причину пантомимы — тети были возмущены, что я израсходовала на одну стирку недельный лимит порошка. С того вечера процедуру стирки белья взяла на себя 60-летняя тетя Иоланда.

Моя карьера повара (я обожаю готовить и думала порадовать моими кулинарными способностями семью мужа) тоже длилась не больше месяца. Накормить одним бифштексом всю семью, сварить суп из топора, разделить куриное крылышко на пятерых человек, сделать отбивные из мякоти грейпфрута — эти хитрости кубинской кухни были мне не по зубам. Вторая тетя мужа, Мерседес, была счастлива получить назад свои полномочия, а я, таким образом, осталась не при деле.
Хотя дело, которое спасло нашу семью от голода, мне вскоре подвернулось. Но об этом расскажу я вам, уважаемые читатели, в другом номере газеты. Ведь три года на Кубе подарили массу запоминающихся моментов и описать их в нескольких словах будет нелегко.

Уже после года проживания на Кубе я освоила испанский язык и стала подумывать о поисках работы. Но даже многочисленные связи свекрови и свекра не помогли мне трудоустроиться.

Первые сложности

Страна переживала тяжелый экономический кризис, из-за нехватки сырья, которое раньше поступало из Союза, закрывались многие предприятия. Мои две профессии, которыми я так гордилась: учитель начальных классов и журналист — здесь оказались невостребованными. Муж сильно не огорчился, что я не могла найти работу. Он считал, что воспитание дочери, которая не посещала детский сад, было важнее. Все свое свободное время я проводила с дочкой, знакомя ее с достопримечательностями Гаваны, обу­чая чтению и письму, рисованию и пению. Мне очень не хотелось, чтобы дочка забыла русский язык, и мои усилия не прошли даром. В первый класс русской школы при посольстве России зачислили ее в неполных шесть лет после того, как она успешно прошла все тесты.

В мою каждодневную обязанность входила доставка дочери в школу и из школы. Транспорт в то время переживал тоже глубокий кризис. В столице единственным коллективным средством передвижения были автобусы. Изношенные и заправленные нечистым горючим (от выхлопных газов в жару можно было легко потерять сознание, что я и пережила не раз!), они к тому же служили не всем. В переполненные автобусы, которые чаще всего проезжали мимо остановки и останавливались за двести-триста метров от неё, имели шанс попасть лишь бегуны. Мы с дочкой не относились к этой категории и часто простаивали часы в ожидании под лучами ослепительного солнца.

Жара, очереди…

Вскоре мы пришли к обоюдному согласию добираться до школы пешком. Расстояние было около пяти километров. Помню, как мы разрабатывали удобные маршруты через аллеи и парки, дабы не подвергаться солнечным воздействиям. После обеда, когда я забирала дочку из школы, от жары плавился асфальт и для нас было настоящим испытанием добраться домой, избежав солнечного удара.

Моя свекровь, которая относилась к высшим слоям общества на Кубе, как жена известного адвоката и по профессии преподаватель географии в университете, нагрузила меня еще одной обязанностью. Устроив дочку в балетную школу, которую открыла прима кубинского балета Алисия Алонсо, она обрекла меня на долгие часы ожидания на автобусных остановках. Дойти пешком до балетной школы, которая была расположена в другом конце Гаваны, было невозможно.

Занятия с дочкой и многочасовые простаивания в очередях за хлебом, овощами и фруктами входили в мои каждодневные обязанности.

Но уже с первых месяцев я стала чувствовать себя неловко без личного заработка. Семья мужа никогда не упрекала меня за это, но мне, молодой, здоровой, умной, так хотелось дерзать и творить, иметь собственный доход и быть полезной.

Первая работа
Подруга по испанской школе Люба помогла мне с первой работой. Она попросила поработать репетитором русского языка и подготовить ее 17-летнюю дочь к поступлению в московский университет. Я, конечно же, сразу согласилась. Оплата была в продуктах. Эта маленькая работка спасла всю мою семью от голода. Я помню, как мой муж, работая в исследовательском институте и получая 180 кубинских песо за месяц интенсивной работы, всегда меня хвалил и называл добытчицей и кормилицей.

Благодаря моему репетиторству, появились на столе масло и творог, куриное мясо и тушенка, печенье, макароны и многие другие деликатесы
Подруга Люба, с которой я поддерживаю очень теплые отношения и сейчас, позаботилась о моем безбедном существовании и после ее уезда с Кубы.

Она познакомила меня с ее лучшей подругой Мими, женой торгпреда Болгарии. Семья торгпреда испытывала острую необходимость в учителе русского языка для любимца семьи, десятилетнего Коли. Люба предупредила меня, что баловень судьбы имел очень капризный нрав и увольнял учителей чуть ли не каждый месяц. Я немного засомневалась, но решила все-таки попробовать.

Фото из личного архива Ирины КОЖЕВНИКОВОЙ

Продолжение следует

Читайте в следующей публикации:
1) Понравилась ли новая учительница сыну торгпреда Болгарии
2) Чем богатая семья расплачивалась с учительницей
3)  Почему Ирина улетела из солнечной Кубы в родные Жировичи
4)  Через сколько лет воссоединилась семья Ирины

Наш канал в Telegram
Прислать свою новость
Читайте также
‡агрузка...
Обратите внимание