Наверх
Слоним
легкий дождь
5 °C
Зельва
легкий дождь
5 °C
Волковыск
пасмурно
7 °C
Мосты
пасмурно
7 °C
Дятлово
пасмурно
7 °C
Барановичи
пасмурно
6 °C
EUR 2.2583
USD 2.0506
RUB(100) 3.1996
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 330 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 214,21 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 25,5 руб.
Ставка рефинансирования: 10%

Куба глазами слонимчанки (ч.1)

21 июня 2017 13:35
Поделиться:
Предлагаю вам, уважаемые читатели «Газеты Слонимской», вместе со мной совершить путешествие в страну горячего солнца. Так назвала я солнечную Кубу в 1990 году, приехав туда строить новую жизнь с моим мужем-кубинцем Хосе Нуньо. В моих записках я расскажу, какой предстала эта страна в моих глазах в далеком 90-м, какие испытания пришлось мне пережить, почему моя семья покинула Кубу и какой я ее увидела почти  25 лет спустя.

Сначала о прошлом

В 1984 году, окончив Волковысское педагогическое училище с красным дипломом, я поступила на факультет журналистики БГУ имени Ленина. Первый курс, когда по правилам студент работает на зачетку, я посвятила полностью учебе. Результат был налицо — летняя сессия была сдана почти на отлично, из пяти предметов получила лишь одну «4».

На втором курсе я получила место в общежитии по улице Октябрьской, 2.

Переселение в общежитие и поспособствовало моему знакомству с кубинским студентом, осваивающим азы ядерной физики. Мы встретились на дискотеке, где кубинцы были заводилами. Поработав в стройотрядах летом, они покупали аудиоаппаратуру и колонки, которые могли веселить 13-этажное общежитие. Загоревшие, в белых джинсах, со страстными взглядами, танцующие, как звезды диско, они не имели конкуренции. На той первой осенней дискотеке утонула в океане любви не только я. Две подруги по комнате тоже влюбились с первого взгляда. Но выйти замуж за кубинца решилась лишь я.

Годы учебы пролетели незаметно, и настало время моему мужу возвращаться на Кубу. Нам с дочкой не было суждено уплыть на Кубу тем же кораблем, не было денег на покупку билета. Я осталась в родной деревне и стала работать пионервожатой в Жировичской школе, чтобы за полгода собрать необходимую сумму.

Двадцать часов в самолете и… Куба

19 января 1990 года наконец мы с дочкой вылетели на далекий остров. Помню, как в самолете стоял столбом табачный дым. Разгоряченные алкогольными напитками, кубинцы (они составляли 90% пассажиров) пели песни, спорили, кричали. В то время в самолете разрешалось курить и распивать алкоголь. За 20 часов перелета я успела возненавидеть всю кубинскую нацию. Четырехлетней дочке очень хотелось спать, но никто не обращал на ребенка внимания.

Когда самолет приземлился и мы вышли к автобусу, мне показалось, что я очутилась в сауне. Было очень жарко и влажно, пахло горючим и жареным хлебом. «Куда я попала?» — была первая мысль.

Когда на такси подъехали к дому, где нам предстояло жить, мы с дочкой увидели толпу людей. Сначала я подумала, что это было какое-то собрание жильцов. Но когда вышли из машины, вся эта разноцветная толпа рванула к нам. Тогда я поняла, что это родственники и соседи мужа пришли нас встречать.

Потом начался праздник. Я валилась с ног от усталости, очень хотелось помыться и оказаться наедине с мужем, которого не видела шесть месяцев. Но все родственники хотели со мной познакомиться, побеседовать, меня потрогать и оценить.

Когда я наконец удалилась в свою комнату, пройдя коридор длиной в 30 метров, сбившись со счету, сколько комнат было в квартире, подумала: это что, коммуналка, будут все эти люди моими постоянными соседями за стенкой? Мои опасения оказались напрасными. Пятикомнатная квартира мужа была лишь нашей. Но я узнала, что бабушка мужа и две одинокие тети тоже будут жить с нами.

Жизнь на Кубе

Выучить испанский язык нам с дочкой было легко. Тети сразу же стали лезть в душу и заводить разговоры. Мне невольно пришлось ускорить изучение языка, дабы избежать казусных ситуаций.

Русский язык показался кубинским тетям очень грубым, и они, обожающие моего мужа, всегда думали, что мы ссоримся, когда мы говорили по-русски.

Дочка научилась языку перед экраном телевизора, просиживая в кресле-качалке часы, когда жара не разрешала выйти на улицу.

К жаре я так за три года и не привыкла. К тому же низкое давление давало о себе знать, и даже крепкий кубинский кофе не помогал взбодриться.

Муж уезжал на весь день в свой исследовательский институт, а я проводила время за домашними хлопотами. После обеда шла пешком почти пять километров до школы, где вместе с другими русскими обучалась испанскому языку. Эта школа сильно помогла мне в приобретении нужных контактов. Так, к примеру, первый секретарь русского посольства, которому я помогала не раз осилить трудные правила испанского языка, поспособствовал, чтобы моей дочке дали место в русской школе, работающей при посольстве. А соседка по парте Люба поспособствовала с работой. Она пристроила меня репетитором к сыну торгпреда Болгарии, обеспечив безбедное существование всей моей семье.

Нужные связи были необходимостью на Кубе, которая после развала Союза лишилась экономической помощи. Я не знала, когда летела туда, что мне придется пережить жестокие годы специального периода.

Продукты питания выдавались по карточке, ограниченное количество на каждого члена семьи. Рис, фасоль, кофе, литр молока на ребенка, масло подсолнечное, сгущенное молоко. Мяса выдавали на месяц мизерное количество, его можно было съесть зараз. Через пару месяцев после моего приезда исчезли полностью консервы, сливочное масло, сыр. Помню мой скромный завтрак, состоящий из чашечки кофе и сухой булки. Обед был всегда однообразным: рис с жареным яйцом, политый томатным соусом.

Вначале я думала, что обилие фруктов заменит мне ностальгию по котлеткам, пельменям, колбаске. Но, поедая килограммами апельсины, бананы и ананасы, очень скоро я затосковала по картошечке, макаронам, гречке.

Ирина с мужем-кубинцем

Ирина с мужем-кубинцем

Продолжение следует

Наш канал в Telegram
Читайте также
Обратите внимание