Наверх
Слоним
ясно
10 °C
Зельва
ясно
10 °C
Волковыск
ясно
11 °C
Мосты
ясно
11 °C
Дятлово
ясно
11 °C
Барановичи
ясно
9 °C
EUR 3.0046
USD 2.5402
RUB(100) 3.3226
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 375 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 256,10 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 27 руб.
Ставка рефинансирования: 8,75%

«У нас мигранты богаче работающих белорусов»

5 июля 2018 12:44
Поделиться:
Супруги-французы Эдит и Ален третий год подряд приезжают на родину предков, на Слонимщину.
французы,слоним,мигранты

Ален и Эдит

Первый раз они приехали в Слоним в 2016 году. Дедушка Эдит жил в деревне Новая Стража в Слонимском районе, у него была дочь Мария. Перед смертью он рассказал дочери о том, что в Беларуси у него есть родственник. Спустя 50 лет Эдит, племянница Марии, приехала на родину деда. Это была незабываемая встреча.

— Когда я впервые ступила ногой на родину деда, у меня ноги были ватные. А сейчас, приезжая в Беларусь в третий раз, я чувствую себя как дома. И родственники в Беларуси говорят: «Это ваш дом». Поэтому нам здесь очень хорошо, — сказала при встрече в редакции Эдит. При этом она заметила, что жизнь на родине предков стала дороже.

— Наш Слоним пустеет потихоньку: люди уезжают в поисках достойного заработка. А вас тянет в Беларусь.

Эдит: Французы тоже уезжают на заработки в Бразилию, Австралию и Канаду, а отдыхать предпочитают в Португалии, Испании. Французы больше отдают предпочтение отдыху, чем работе.

Сейчас, по словам Алена, во Франции проходит много забастовок:

— Три месяца уже бастуют железнодорожники: два дня работают, а два дня бастуют. Студенты из-за этого даже не могут поехать и сдать экзамены.Хотя у железнодорожников есть большие привилегии: в 55 лет мужчины и женщины уходят на пенсию. Но сейчас правительство убрало некоторые льготы, поэтому рабочие недовольны. Людям сложно добираться до работы. А льготы стали убирать по той причине, что поезда автоматизированы, машинистам стало легче работать. А когда в городе проходят забастовки, чувствуешь себя неспокойно. К бастующим присоединяются хулиганы, которые бросают коктейли Молотова, устраивают погромы магазинов, банкоматов. Тюрьмы переполнены…

Ален и Эдит рассказали еще об одной серьезной проблеме во Франции — наркотиках.

— Во Франции проблема наркоторговли стоит очень остро. В некоторых городах есть районы, куда опасно заходить. Даже полиция, пожарные и медики боятся ехать туда. Ведь от наркоманов можно ожидать чего угодно. А у нас такие законы, что полиция стрелять не имеет права. В то же время преступники вооружены. Был такой случай, когда муж и жена бросали коктейли Молотова в витрины магазинов, а потом подожгли и заблокировали машину, в которой находились полицейские.

Эдит: Но во Франции есть на что посмотреть: Версаль, Елисейские Поля, Монмартр, Эйфелева башня, Нотр-Дам де Пари и другие достопримечательности. Родственники из Слонима весной приезжали к нам во Францию погостить, и мы хотели в Париже показать им интересные исторические и красивые места, но везде были километровые очереди: слишком много туристов. Например, чтобы попасть в Лувр, надо выстоять в огромной очереди, а затем почти полдня уходит на то, чтобы осмотреть Лувр. Эйфелева башня очень красивая, но сейчас вокруг нее, ради безопасности, установили заграждения, из-за которых вся красота теряется. Нам было стыдно, что гости увидят эти заграждения, мигрантов, которых столько много. Нам было неудобно, что родственники увидят грязь, которую оставляют туристы, потому что сами французы люди чистоплотные.

Мы живем в страхе оттого, что в любой момент туристы могут начать стрелять или бросить бомбу.

Мы были свидетелями того, как мигранты сняли заграждения, прошли к Эйфелевой башне, разослали коврики и стали молиться. Представьте, если бы мы в центре Слонима в сквере расстелили коврики и начали молиться.

— Получается, что мигранты во Франции чувствуют себя хозяевами?

— Да, они у себя дома, — подмечает Эдит.

За год во Францию приезжает 80 миллионов туристов, а во Франции живет 60 миллионов человек, то есть туристов больше, чем жителей.

— Во Франции жизнь бурлит, а у нас в Слониме уже почти людей не осталось, пустой город.

— А нам здесь нравится. Во Франции мигранты вообще не работают, живут на пособие. Каждый член семьи получает пособие, и они чувствуют себя прекрасно. Сегодняшние мигранты шикуют, это не те переселенцы, которые приезжали во Францию в 1940 году, бедные, измученные. А сегодняшние мигранты сидят в парках, гуляют, у них есть современные мобильные телефоны, деньги, им хорошо. Сегодня они богаче, чем белорусы, которые работают.

— В чем же интерес правительства Франции приглашать мигрантов?

Ален: Потому что у Франции свой имидж: страна с правами человека. Наше правительство выполняет библейский канон: если тебя бьют по одной щеке, подставляй другую.

французы,слоним,мигранты

Ален и Эдит

— Тем не менее Франция — это одна из стран мира с лидирующей экономикой?

Ален: Это действительно так, но сегодня присутствует печальная статистика: в среднем каждый день сельскохозяйственный рабочий заканчивает жизнь самоубийством. Многие фермеры не могут сами справляться со своими проблемами, им необходима помощь государства. Во Франции килограмм свинины стоит 1 евро, литр молока — 20 сантимов (пятая часть евро). А чтобы вырастить поросенка, необходимы большие затраты. Поэтому фермеры теряют деньги. Да, у нас очень большой ассортимент товаров, качество отменное. Одних сыров в магазинах множество сортов, а в Беларуси все сыры на один вкус.

— Скажите, кто живет во французской деревне?

Ален: В основном старое поколение, молодежь уезжает в города.

— Пустующих домов много в деревнях?

Ален: Хозяева пытаются продать, но это сложно, поэтому дома стоят пустующие.

— В Беларуси пустующие дома закапывают в землю.

Эдит: Ужас. У нас они просто стоят неухоженные.

Ален: В нашем районе, где мы живем, было раньше 240 семейных врачей, 10 лет спустя осталось всего 140. Пенсионный возраст с 65 лет повышают до 70 лет.
Семейный врач знал всю семью и лечил ее. Прием вел в кабинете и дома. Сегодня молодые медики не хотят работать в деревне.

Эдит: Однажды я заболела, у меня была высокая температура, муж был на работе. Я вызвала своего врача, а он категорически отказался приехать ко мне домой. И мне пришлось собраться и самой на машине поехать к врачу.

— И чем он аргументировал свой категоричный отказ?

Эдит: Сказал, что устал.

Ален: У французских врачей существует квота по приему пациентов, которая устанавливается на год. И если врач превышает эту квоту, то платит штраф.

— Мигранты не устремляются в Беларусь: мы сами нищие.

Эдит: Какая у вас минимальная зарплата?

— 305 рублей (150 евро).

Ален: Это правда? Мне говорили, что в детском саду у воспитателей вообще зарплата 150 рублей. И мы заметили, что в Беларуси очень высокие цены на продукты. Мы ощутили, что жизнь за последние два года в Беларуси стала дороже, особенно с того момента, когда поменяли деньги. У нас то же самое получилось, когда с франка на евро перешли.

— Французы читают печатные издания, газеты или отдают предпочтение интернету?

Ален: Покупают газеты и журналы и читают. Каждый департамент имеет свою газету. Есть бесплатные газеты, но если хочешь почитать свежие новости, то покупаешь газету. Газета, журнал у нас приблизительно стоят 2 евро.

— Получается, что ситуация в некоторых сферах жизни идентична французской?

Эдит: Да, одно дело приезжать в Беларусь в отпуск, а другое — жить здесь.

Наш канал в Telegram