Платное объявление

Comments

Платное поздравление

Слоним
weather
7
Зельва
weather
7
Волковыск
weather
8
Мосты
weather
8
Дятлово
weather
8
Барановичи
weather
8
EUR 2.4102
USD 2.1449
RUB(100) 3.169
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 305 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 206,58 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 34 руб.
Базовая величина: 24,5 руб.
Ставка рефинансирования: 10,5%

В Украине от 40 до 45 «воров в законе» контролируют многих депутатов и чиновников

17 октября 2018 19:39
693
Поделиться:
Главари воровского сообщества — воры в законе — уже не занимаются банальными кражами. В настоящее время они пытаются влиять на экономическую и политическую жизнь многих стран. В частности — Украины. Об этом в интервью «ФАКТАМ» рассказал первый заместитель главы Национальной полиции Украины Вячеслав Аброськин.

— Традиционный вопрос: сколько воров в законе на данный момент находится в Украине?

— У нас есть данные о наличии сегодня в Украине от 40 до 45 воров. Но их численность постоянно меняется, за неделю, например, может сократиться до 30—35, то есть постоянно идет миграция.

— Кто из них украинские, кто иностранные? Вот «Лёра Сумской» практически постоянно в Украине, а остальные?

— «Лёра» — это, можно сказать, патриарх воровского мира в Украине. Есть у нас еще «Полтава», он старше «Лёры», 1938 года рождения. «Полтава» находится в Одессе, периодически проживает в Днепропетровской области. Также старый одессит «Шарик». Есть «Умка» — из молодых воров в законе, который живет в Днепропетровске. Есть «Неделя», проживает в Киеве, отвечает за Киев и Киевскую область. Это самые известные наши воры в законе, именно украинские. Есть еще не граждане Украины или получившие гражданство сомнительным путем.

По иностранцам. Как вы знаете, в Грузии принят закон, направленный на борьбу с данной категорией преступников. И вот с того момента, как он был принят, и до сегодняшнего дня в Грузии воры просто отсутствуют. Весь контингент грузинских воров разъехался практически по всему миру. Я недавно был в Эстонии на встрече по борьбе с организованной преступностью, и буквально все с ужасом рассказывали о том, что в Швейцарии, Франции, в Австрии, Чехии, Польше — везде присутствует воровской контингент грузинской национальности. И у нас их довольно много. Преимущественно те воры, кто не являются гражданами Украины, в основном грузины — 25—30 человек. Это «Антимос», «Мело», «Гелани» и так далее. Список очень большой.

*4 октября «Антимос» отпраздновал 60-летний юбилей

— Когда-то «Антимоса» лишили украинского гражданства и депортировали в Грузию, откуда он, говорят, «поделившись» частью своего состояния, сразу же улетел в Испанию…

— После чего вернулся в Одессу. С господином «Антимосом» пока не закончился процесс по поводу его украинского гражданства. Одно из должностных лиц Госмиграционной службы несколько лет назад подделало документы, совершило преступление должностное и выдало «Антимосу» паспорт гражданина Украины. Вина чиновника уже доказана, он осужден. А «Антимос» теперь оспаривает наши претензии к нему по поводу его гражданства. Потому что, несмотря ни на что, у него на руках паспорт, который он незаконно получил благодаря служебному подлогу сотрудника Госмигационной службы. Идут судебные процессы, и я уверен, что к концу года он покинет пределы Украины.

— И опять та же схема: вылет в Грузию, там отдает часть своего состояния, опять летит в Испанию или Турцию и потом опять возвращается?

— Недавно министр внутренних дел Украины Арсен Аваков встречался с министром внутренних дел Грузии, на встрече присутствовал замминистра (и он же отвечает за работу криминальный полиции) Кахабер Сабанадзе. Мы обсуждали вопрос совместной борьбы с ворами в законе. Обговорили создание совместной группы, как мы будем работать вместе. Прежде всего это своевременный обмен информацией.

Сабанадзе интересную фразу сказал: «Конечно, мы группу создадим, но вы же знаете, что у нас нет воров в законе». Я ответил: «Конечно, знаю. Я также знаю о том, что у вас буквально в этом году были приняты дополнения и поправки к уголовному кодексу. Согласно которым, если вор в законе поддерживает связь с гражданами Грузии, общается с ними, обсуждая какие-то проблемы, связанные с управлением преступным миром, то эти граждане могут быть привлечены к ответственности и осуждены. И вор, и тот человек, который поддерживает с ним связь».

Мы показали свою презентацию. Вот, например, господин Хмелидзе по кличке «Хмело», вот список его контактов в Грузии, с которыми он постоянно поддерживает связь. Он практически управляет этими людьми, дает распоряжения. И сказать, что он не имеет влияния на Грузию, ну никак невозможно. Поэтому я думаю, что нас в ближайшее время ждет плодотворная совместная работа с грузинской стороной благодаря этому закону.

— То есть вы не только отслеживаете воров в Украине, а вообще ситуацию мониторите в воровском мире?

— Да, поскольку это не только наша проблема. В Евросоюзе практически постоянно проводятся специальные операции по ворам в законе. Недавно были громкие задержания в Испании, где воры в законе организовали преступное сообщество, совершающее кражи, грабежи и разбои на территории Испании. Это проблема глобальная, поэтому на всех встречах стран Европола мы это обсуждаем, объединяемся в группы и организовываем совместную работу по документированию этой категории преступников.

— Когда-то были сильные славянские и еврейские воры — как одиночки, так и кланы. Потом начали входить в силу армянские, азербайджанские, езидские, курдские кланы. С 1990-х среди воров появилось много грузин. Вроде бы начали появляться чеченские воры. А сейчас какая национальная ситуация в воровском мире?

— И в глобальном смысле, и в разрезе Украины ситуация практически одинаковая. 70 процентов воров в законе — выходцы из Грузии, Азербайджана, Армении…

— Остались ли еще воры, живущие по старым понятиям (не жениться, не сотрудничать с властью, отсидеть по «приличным» статьям, не иметь бизнеса, не заниматься политикой, не обижать мужиков, быть честными с равными, не мстить исподтишка, не доносить и не свидетельствовать и проч.)?

— Воры в законе появились в 30-х годах прошлого века в тюремных учреждениях Советского Союза. Изначально это были сильные личности, которые могли управлять процессами, организацией преступного мира именно за решеткой. И в состав их входили только воры-медвежатники, квартирные, карманные воры… Не попадали в эту категорию, например, воры белья с чердаков (таких называли раньше голубятниками), мелкие воришки и так далее. И, конечно, был определенный свод негласных правил, который определял жизнь воров в законе. Это неприятие всего, что связано с гражданским обществом, это быть вне политики, не иметь постоянной семьи, придерживаться воровских понятий… В настоящее время это все нарушено.

Что касается Украины, скажем, то вот есть патриарх «Лёра», который старается следовать определенным правилам жизни воровского мира. А есть новые. Есть вор в законе «Неделя», есть «Умка»: у них есть жены, есть дети, есть дома, другие имущество. И они как раз вмешиваются в общественную и политическую жизнь нашей страны. Проводят встречи с представителями различных партий, пытаются влиять на выборные процессы на всех уровнях. Занимаются тем, чем воры с историей никогда не стали бы заниматься.

*Украинские воры «Шарик» (слева), «Лёра Сумской» (справа) в 2008 году тепло принимали российского «коллегу» «Сеньку Самарского» (в центре)

— То есть практически эти понятия свое уже окончательно отжили?

— Может, где-то они и есть, но здесь я их не вижу. Теперешние воры — богатые люди, это долларовые миллионеры, у некоторых состояние оценивается в сотни миллионов долларов. О каких понятиях можно говорить?..

— Раньше вору нельзя было отрицать, что он вор, иначе он мог быть раскоронован — лишиться своего звания…

— А сейчас они говорят: «Я отказываюсь отвечать на этот вопрос», ссылаясь на статью 63 Конституции Украины.

— А как в Грузии с этим решили, когда вводили антиворовские законы?

— Вор законе — это лидер организованного преступного сообщества. Грузинские законы не предусматривают, что кто-то назвал себя вором в законе и его за это посадят. Там тоже идет сбор доказательной базы о том, что этот человек организовал преступное сообщество, что он руководит, отдает приказы и от этого получает какие-то дивиденды. То есть, грубо говоря, это наша статья 255 «Создание преступной организации», но совершеннее.

У нас же законы и их реализация — на «детском» уровне. В прошлом году был предложен законопроект по «ворам в законе» но в Верховной Раде, но он не набрал необходимого количества голосов. В Грузии же это произошло удачно, правоохранители получили инструмент, который позволил им быстро и стремительно разобраться с данной категорией преступников. И, пока мы рассуждаем, Грузия сделала эти шаги, теперь у них воров нет.

— Какую проблему составляют воры для Украины? Чем они отличаются от обычных уголовных и экономических преступников?

— Многие наши люди не понимают, что такое вор в законе. Думают: вор — он вор и есть. Но это тот человек, который руководит преступным сообществом, дает команды, но сам преступлений не совершает. Поэтому задокументировать его очень сложно, это длительный процесс.

Все преступники какую-то часть добытого преступным путем выплачивают в так называемый воровской общак. Проституция с давних времен контролировалась ворами, наркосбыт, кражи, разбои и т. п. Сейчас появились новые направления. Это незаконная добыча янтаря, где именно воры в законе «Лёра» и «Неделя» пытаются все контролировать. Это угоны автомобилей, похищения людей и другие.

А что такое современный вор? У него на Кипре вилла, имущество и счета в иностранных банках за пределами Украины. Это богатый человек, который управляет всеми процессами общественной и политической жизни в Украине. И сейчас он занимается не просто сбором денег с квартирных краж. Воры — это и рейдерские захваты, приватизация государственных предприятий и сбор урожая…

Экономическая составляющая преступности — до определенного уровня бизнес может развиваться самостоятельно. Но если его владельцы претендуют на еще большее развитие, то становятся объектом внимания вора в законе или просто главаря преступного сообщества. Если появится богатый человек ниоткуда, поверьте на него обратят внимание.

— Есть ли оценки, насколько сильно влияние воров на власть и экономику Украины? Например, выраженные в цифрах ущерб, наносимый экономике, или доходы подконтрольного ворам бизнеса.

— Вот у нас было создано НАБУ, и теперь есть специальный антикоррупционный суд. Сейчас создана структура ГБР… И все, кого в будущем будут судить этот суд, либо другие, если будут созданы, суды для чиновников, депутатов, киберпреступников, — все они в большей части управляются лидерами преступных сообществ, ворами в законе.

Сегодня воры имеют прямое отношение ко всем процессам, которые происходят в Украине, и стремятся овладеть ситуацией практически по всем направлениям. В том числе — прокурорами, судьями, полицейскими и сотрудниками Службы безопасности. Есть такие воры, которые вкладывают деньги в будущее: находят сотрудников, молодых людей, в которых инвестируют деньги, чтобы они поднимались по карьерной лестнице, чтобы потом контролировать все процессы, которые происходят в нашем государстве.

Цифры… За восемь месяцев 2018 года Национальная полиция задокументировала 200 организованных преступных групп и организаций. Только установленный ущерб от действий которых — 173 миллиона гривен. А полностью — как его посчитать? Например, на того же «Лёру» работают до тысячи помп, которые добывают янтарь. Сколько ущерба наносится стране, сколько они вредят экологии — как посчитать?

*Лоту Гули «коронует» новых воров по скайпу и требует выкупы в биткойнах

— Сейчас вроде бы идет война между чеченскими уголовниками и азербайджанским вором Лоту Гули, информация о которой поступает довольно противоречивая. Насколько эта война затронула Украину, учитывая, что Гули вроде бы пытался подмять под себя азербайджанскую общину в нашей стране?

— У нас практически нет воров в законе-чеченцев. Может быть, иногда заедет-выедет один. У нас есть главари преступных организаций-чеченцы. Один из них находится в Одессе, фактически является одним из главных лиц преступного мира в регионе. Он — неофициальный представитель Рамзана Кадырова, каждую неделю ездит отчитываться в Россию. И у него есть проблемы с Лоту Гули.

Гули стал вором в тюрьме, где отбывал приговор — 25 лет лишения свободы. Освободился в прошлом году. В настоящее время объявлен в международный розыск Россией за то, что, сидя в тюрьме, организовывал банды и управлял ими. Сейчас проживает в Турции. Он действительно очень опасный преступник, причастен к так называемым укропным войнам (за рынки сбыта зелени) на территории России и других стран.

Находясь в Турции, он пытается распространить свое влияние и на территорию Украины. Прежде всего его деятельность направлена на совершение преступлений в отношении своих земляков-азербайджанцев. Как только он освободился и начал набирать силу, в Украине начались расстрелы (Харьков, Днепропетровск, Одесса), похищения людей, которые имеют отношение к торговле фруктами и овощами.

И у него сложилась конфликтная ситуация с этим представителем чеченской диаспоры, когда в Одессе начала развиваться подконтрольная Гули структура. Но в данное время и ее главарь, и участники группировки арестованы.

— Говорят, недавнее убийство возле азербайджанского ресторана в Киеве — эпизод войны чеченских и азербайджанских воров. И в эту войну также вписывается недавнее задержание львовского авторитета «Робика», якобы стремящегося к воровскому званию, которому чеченцы поручили взять под контроль рэкет автоперевозок, находящийся в настоящее время под Олегом Бакинским.

— Бакинский — выходец из преступных авторитетов Киева девяностых годов, который набрал определенный вес, широкие связи, имеет нормальный уже капитал, заработанный в свое время. Сейчас он его развивает, является совладельцем многих торговых центров. Пытается показать себя спортивным деятелем. Однако от прошлой жизни не убежишь. Он по национальности азербайджанец, но что касается открытого конфликта… Не знаю, есть ли у него открытый конфликт, но вот летом произошло убийство одного представителя азербайджанской диаспоры, имевшего отношение к Бакинскому. Через короткое время пропал другой. Потом его нашли на окраине Киева застреленным.

— Второй был из бизнес-структуры или, как и предыдущий, исполнителем-киллером?

— Сейчас даже воры в законе считают себя бизнесменами. Тот же Олег Бакинский, уважаемый представитель одной из спортивных федераций, называет себя серьезным предпринимателем, заявляет: «Где я, а где бандитизм, вы что?!» Говорят, у него натянутые отношения и с чеченцами, и с Гули. Насколько это правда — сейчас проверяем.

Чтобы не допустить сюда господина Гули, мы принимаем все меры. Мы были с министром в Турции, я встречался с генеральным директором безопасности Турции (он же — директор национальной полиции). И одним из вопросов, которые мы обговаривали, было именно совместное документирование преступной организации, которой руководит Лоту Гули.

— То есть, убийство азербайджанца у ресторана — не война с чеченцами, а ближе к войне между Гули и Бакинским?

— Можно и так сказать.

— А он был киллером-исполнителем именно у Бакинского, или перешел от него к Гули?

— Вы хотите выведать, что я знаю по поводу этой ситуации. В общем, я рассказал. А Лоту Гули здесь не сможет появиться никогда, потому что мы активно им занимаемся. И он это знает. И мы не одни такие среди европейских стран — он почти ни в одну из них попасть не может. Недавно Гули в Черногории был задержан, однако его не выдали Российской Федерации по каким-то там моментам. И к нам он не приедет, потому что сядет в тюрьму.

— Получается, есть три стороны конфликта, каждая из которых воюет с двумя другими. И в эту теорию вписывается ряд убийств и покушений в последние годы?

— Я много лет проработал в управлении оперативных разработок Департамента уголовного розыска. Основной задачей подразделения была борьба с организованной преступностью. Да, был и УБОП. И мы помним, как в 1990-е развивались события в Крыму, когда группировки «Башмаки» и «Сейлем» друг друга отстреливали. Тогда много версий было — и «Белая стрела», и что какие-то правоохранительные органы отстреливают этих бандитов.

Когда же в 2007 году мы стали задерживать и главарей «Башмаков», и главарей «Сейлема», стали документировать все, дело направили в суд, — все стало на свои места. Это ссоры между бандитами, это подельники не могли разделить совместный бизнес преступный, иногда в руководителя стреляли его же «правая» или «левая рука». И они сами себя уничтожали. Можно сказать, что и сейчас то же самое происходит: перераспределение сфер влияния.

Но есть еще одна сторона. Крым оккупирован Российской Федерацией, захвачена часть Донбасса. Россия, ФСБ контролируют процессы, используя воровской мир. И есть вор в законе «Гелани», выходец из чеченского региона, сейчас он находится в Чечне и хочет влиять на все направления деятельности преступников, которые находятся в Крыму. В то же время он хочет иметь прибыль от перевозок между Украиной и оккупированными территориями. Он присылает сюда Роберта, который ни дня не сидел в тюрьме, но хочет стать вором в законе. И предъявляет претензии на перевозки. Эти претензии действительно где-то озвучивались, но насколько это правда — надо проверять.

Мы видим, что «Робик» ездит в Чечню, получает какие-то задания. Вообще, весь воровской мир, который сейчас имеет присутствие здесь, в Украине, можно сказать со стопроцентной гарантией, это воплощение намерений Российской Федерации дестабилизировать ситуацию в нашей стране.

Когда человека осудили на 15—25 лет, а через два года он приезжает в Украину — о чем здесь можно говорить? Это я говорю о «Пецо» (Ревазе Бухникашвили. — Авт.), который был осужден на 23 года, отсидел два и прибыл в 2017 году к нам. С какой целью на 20 лет раньше освободили человека, убившего сотрудников полиции в России? Приехал к нам полечиться? Мы выдворили его и запретили ему въезд на территорию Украины. Он выехал и здравствовал до этого месяца, а буквально на днях, говорят, умер.

Для воров нет границ. И о том, что они управляются ФСБ, я могу говорить везде. Их задача простая — дестабилизировать ситуацию путем совершения преступлений.

Почему у нас на рубеже 2015—2016 годов всплеск преступлений был? У нас война на востоке, у нас оккупирован Крым, у нас полиция — вернее, тогда еще милиция — была задействована на территории Донецкой и Луганской областей. Напряженная ситуация, и в этот момент принимается «закон Савченко». Я не исключаю, что это режиссура именно ФСБ. Как оперативник, который 24 года отработал в уголовном розыске, могу сказать что освобождение почти тысячи убийц из мест лишения свободы… Вы понимаете, что бывает, когда одновременно освобождают тысячу людей, которые были осуждены на 15 лет лишения свободы?

Мы на войне, у нас идет реформирование правоохранительных органов, у полиции проблемы в структуре — и в этот момент тысяча убийц выходят на улицу. А сколько других категорий, включая разбойные нападения. И эта масса начинает совершать преступления. Но мы эту ситуацию взяли под контроль, большую часть из них вернули назад в тюрьму. Однако это стопроцентно срежиссировано в Москве, чтобы мы здесь не смогли удержать ситуацию.

— То есть можно провести аналогию между текущей ситуацией и причиной «сучьих войн» 1950-х?

— В сороковых власть кинула клич: «На защиту!» И многие воры, да и просто блатные пошли защищать Советский Союз от фашистов. Сейчас ФСБ дала клич: вот Украина, вот они фашисты. И воры приняли этот приказ, вот они здесь и выполняют свою роль в Украине. Мы их задерживаем, запрещаем въезд. Но при нашей слабой судебной системе мы не можем бороться с такими серьезными преступниками, как воры в законе. Поэтому мы проводим превентивные мероприятия: документируем незаконное пересечение границы и выбрасываем за пределы нашей страны. А они в документах меняют букву в фамилии и въезжают опять.

Но мы не опускаем руки. Вот сейчас мы создали Департамент стратегических разработок. Основная его задача — борьба с организованной преступностью, борьба с ворами в законе. Уже созданы подразделения в Центральном аппарате, Одесской, Днепропетровской областях, на очереди Киев с областью, Донецкая и Луганская области. И до конца года полностью создадим структуру, которая будет противостоять организованной преступности и этим «господам».

Многие говорят — зачем УБОП тогда разогнали? Его крайне необходимо было уничтожить, потому что он превратился в своего рода преступное сообщество, которое ничем не отличалось от тех, с кем мы сейчас боремся. УБОП свою задачу выполнил в 1990-е. С 2000-го, когда он стал заниматься документированием экономических преступлений, он сам превратился в мафиозный клан. Потому министр принял такое решение, и это было правильное решение.

— То есть Департамент стратегических разработок и Управление криминального анализа сейчас пока в процессе организации, и реальных результатов работы еще нет?

— Вот буквально уже вчера департамент проводил ряд мероприятий и следственных действий, в том числе и у человека, связанного с Олегом Бакинским. Изъято оружие, но наш гуманный суд сегодня освободил его из изолятора под личное обязательство. Человека, который имеет отношение к преступной организации и не является гражданином Украины, которого здесь ничто не держит.

— Мы постоянно видим сообщения о пресечении воровских сходок в виде празднований дней рождения и т. п., о том, что правоохранители задержали и выдворили из Украины представителей воровских сообществ. Некоторых выдворяют по 3−4 раза за короткие сроки. Насколько эффективны такие меры? И можно ли свести у нас к грузинскому варианту: как официальному — когда человека сажают, так и неофициальному — когда, говорят, воры отдают миллионные сумы, бизнес, зато остаются на свободе в других странах?

— Это превентивные меры, они применяются по всему миру. Это очень эффективно. Когда я сюда пришел, у нас было больше 60 воров в законе. Сейчас меньше. Эту работу мы проводим с Госмиграционной службой и СБУ.

Мы подготовили список из ста фамилий воров в законе, направили в СБУ, которая запретила въезд всем им в Украину. Сходки? Мы должны эту работу проводить. Мы устанавливаем их личности, досматриваем их на предмет огнестрельного оружия. Таким образом это не всегда заканчивается тем, что всех отпускают. Большей частью обязательно кто-то у нас остается. И в дальнейшем идет отбывать наказание — за хранение оружия, за наркотики, за совершение других преступлений. Когда собираются преступники, среди них обязательно есть и те люди, которые находятся в розыске как у нас, так и за границей. Это всемирная практика.

— Может быть, более эффективно было бы не высылать их в Турцию, откуда они через месяц опять возвращаются, а посадить?

— Сегодня почему-то реформы происходят довольно эффективно только в Национальной полиции и в Министерстве внутренних дел. Но мы не видим реформирования нормального ни в прокуратуре, ни в суде. Давайте откровенно говорить: мы в этом году задокументировали за восемь месяцев 200 преступных организаций. Сравните это с 27 рассмотренными в судах уголовными производствами. А что делать с остальными 457, которые находятся на рассмотрении в судах с 2013 года? Это труд на мусорное ведро.

Я буду сажать этого вора в законе, я лягу тут, умру здесь на работе. Мы его арестуем. А в дальнейшем на нем наживутся либо прокурор, либо судья. Потому что рассматривают по пять лет дело. Большую часть преступников они освобождают из мест лишения свободы, изменяют меру пресечения. И те, находясь на свободе, начинают влиять на свидетелей, на потерпевших, затягивать сроки рассмотрения. В результате все наши действия опускаются на уровень нуля. Без сильной судебной системы, без поддержки со стороны прокуратуры нам просто здесь нечего делать.

Я благодарен тем сотрудникам полиции, которые делают эту работу вопреки всему. У нас в настоящее время Уголовный процессуальный кодекс — самый гуманный и демократический в мире. Другого такого ни в одной стране мира нет. И у нас — мы не должны забывать! — идет война, у нас открыт рынок оружия — это тысячи и тысячи стволов, которые были захвачены преступниками, террористами в Донецкой и Луганской областях. Российская Федерация «помогает» нам поставками оружия на рынок Украины — перебрасывает оружие, которое было захвачено в Крыму, террористам в Донецкую и Луганскую области. А оттуда оно поступает на мирную территорию Украины.

Мы противостоим, не сгибаемся. Но у нас нет нормального действенного инструмента для борьбы с организованной преступностью. И общество это должно знать. Для сравнения: на 200 направленных нами в суд уголовных дел по оргпреступности, у СБУ таких 13. При этом у нас нет законного инструмента для борьбы с ОП.

В 1990-х годах, после того как создали УБОП, был принят соответствующий специальный закон, последовал указ — президента о превентивном задержании лидеров и членов преступных организаций — на 30 суток. У нас сегодня эффективных инструментов в виде соответствующих законов для борьбы с оргпреступностью нет, а национальная полиция Украины делает 99,9 процентов этой нелегкой работы.

— Если еще раз вернуться к России, которая засылает к нам воров. Когда те уголовники, которые ушли воевать с фашистами, вернулись, их в блатной среде назвали суками. Пошли «сучьи войны» между ссученными и ворами, которые остались верны старым понятиям, не сотрудничали с властью. А сейчас кто-то остался на старых понятиях, или они уже все используются ФСБ?

— Даже те воры, которые являются гражданами Украины, они все коронованы российскими ворами. Тот же «Неделя», тот же «Умка» коронованы ворами Российской Федерации, которые являются гражданами России. Поэтому я не могу сказать, что кто-то не подчинен Федеральной службе безопасности Российской Федерации. С их опытом работы с этой категорией людей все эти товарищи — это засланные казачки у нас на территории.

— То есть сейчас весь воровской мир можно назвать ссучившимся?

— Для нас — да. Потому что они нарушили, они перешли попрали свои правила, пошли работать с властью. Все воры в законе подотчетны ФСБ России, выполняют их команды.

— Сейчас ведется работа по созданию специальной группы для координации борьбы с ворами с Грузией, Турцией и Азербайджаном. На каком этапе вы находитесь? Что сможет сделать подобная группа?

— Мы на уровне министров встречались в Турции, с которой подписали меморандум, и в Грузии, которая начала разрабатывать необходимые документы. Мы хотим подключить к нашей группе азербайджанскую сторону, идут согласования документов.

Что это нам даст? Например мы задерживаем вора в законе, не являющегося гражданином Украины. У него нет документов. И мы его не можем из страны выслать, обращаемся в представительства, посольства. На это уходит длительное время. Задержанного помещаем в спецприемник-распределитель, где он может находиться до шести месяцев. Потом срок продлеваем до 12 месяцев. А потом он говорит: «Можно я обращусь к вам, чтобы мне дали вид на жительство в Украине, ведь я уже год прожил в вашей стране. И вот мы имеем проблемы.

А объединившись, мы сможем оперативно обмениваться информацией о наличии у нас этих преступных элементов, их передвижениях, встречах. Встреча, например, была в Турции либо Азербайджане, а последствия ее мы видим уже здесь, в Украине, в виде тяжкого преступления. И мы сможем своевременно реагировать на те планы, которые вынашивают преступники.

Например, тот же Гули живет в Турции, но местная полиция говорит, что он не совершает там преступлений. Однако, находясь в Турции, он руководит преступными сообществами практически по всему миру. Встречи воров могут проходить даже в виде конференций по мессенджеру. Создаваемая группа даст возможность качественнее документировать действия преступников и оперативнее обмениваться информацией о них, а также предотвращать преступления в наших странах.

*В полиции составили карту Украины с комментариями, какие воры претендуют на влияние в каких регионах

— В мире есть много преступных сообществ, подобных воровскому: американская, албанская, вьетнамская, «русская» и собственно итальянская мафии, каморра, триада, якудза и проч. Периодически появляется информация, что какие-то из этих структур проявляют интерес к Украине или уже действуют в нашей стране. Отслеживается ли деятельность таких группировок и насколько такие сообщения правдивы?

— В условиях Украины можно, скорее, говорить о создании преступных групп по национальному признаку, а не крупных сообществ. Так, например, недавно раскрыли группу граждан Вьетнама, наладивших в Одесской области сбыт наркотиков на основе эфедрина. Но информации о том, что такие группы в Украине работают на иностранные мафии, пока нет. Дай бог победить сначала тех, кто сейчас есть, которых Россия засылает.

— В настоящее время созданы различные организации, позиционирующие себя как ветеранские, национал-патриотические, антикоррупционные, по охране общественного порядка и т. п., члены которых периодически принимают участие в рейдерских захватах или, наоборот, в борьбе с рейдерами: охраняют застройки, против которых протестуют жители, или выступают на стороне жителей. Причем в разных эпизодах они могут менять свою позицию, будучи то поставщиками титушек, то борцами против них. Рассматриваются ли такие организации, как оргпреступность? Ведется ли относительно них какая-то работа? И как отличить настоящих «негосударственных» борцов с рейдерством от обычных наемников?

— Я их назову одним словом — это заробитчане. Они зарабатывают деньги на проблемах, которые одни люди создают для других. Это происходит благодаря слабости наших судов. Пример: Херсонская область, завод. С утра один представитель приходит с решением суда в свою пользу. Конфликт, захват. Через день владелец захваченного завода приходит с решением другого суда. И это бесконечно.

У меня был разговор с одним из этих людей. Я ему говорю: «Есть же решение суда, уже Верховного суда». Он мне: «Дайте мне время, я вам через два дня принесу другое». И действительно через два дня появляется другое решение суда. До какого времени будет продолжаться беспредел?

Мы видим ситуацию, когда создаются охранные компании, основная задача которых — набор людей на разовые акции, нападение на тот или иной объект для передачи другому владельцу. Мы этому противостоим, буквально вчера было совещание под председательством главы полиции, где четко было сказано: все, кто принимают участие в захвате предприятий (а сейчас у нас еще и сбор урожая с нападениями на фермерские хозяйства), должны задерживаться и привлекаться к ответственности. Рейдеры, антирейдеры — это люди которые зарабатывают деньги преступным путем, и они должны понимать, что будут нести за это ответственность.

Участники рейдерских захватов должны понимать, что зарабатывают всего тысячу гривен в сутки. Сейчас самая большая цена — 1500 гривен. Но они могут попасть за решетку не на один год. Потратят много тысяч на адвокатов, разорят свою семью, оставив без кормильца. Всего за 1000—1500 гривен.

— А с другой стороны — куда обращаться людям, страдающим в таких разборках и обращающимся к антирейдерам за помощью?

— Только суд может решить, кто прав, кто виноват, кто владелец. Основная проблема в этом — наша судебная система. Если суд сказал, что это вот ваше имущество, то не должно появляться через день другое решение суда, и тогда не будет этих бесконечных захватов. Не будет этих ситуаций, как в Харькове, где захватили элеватор, как в Одессе, как в Кировоградской области. И люди, которые вносят сомнительные изменения в реестр, подделывают решения, должны знать, что за этим будет следовать наказание.

*Захваченный вооруженными рейдерами элеватор пришлось с боем освобождать бойцам «КОРДа»

— Но как же быть людям — работникам, владельцам подвергающихся атакам предприятий?

— Не совершать преступлений в виде силового возвращения принадлежащей им собственности, а решать все вопросы в судебном порядке несмотря на слабость наших судов. Всегда будет решение, имеющее законную силу, которое прошло все инстанции. После чего обращаться к судебным исполнителям и законным образом становиться владельцами имущества.

— А что остается делать полиции в таких противостояниях?

— Ни следователь, ни Аброськин не могут решить, кто прав, кто неправ — это задача суда. Наша задача — служить и защищать.

Scroll Up