Наверх
Слоним
weather
0
Зельва
weather
0
Волковыск
weather
0
Мосты
weather
0
Дятлово
weather
0
Барановичи
weather
0
EUR 2.3903
USD 2.1064
RUB(100) 3.2768
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 330 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 214,21 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 25,5 руб.
Ставка рефинансирования: 10%

Покровители «Черкизона»

11 декабря 2018 23:30
909
Поделиться:

Территория Черкизовского рынка до сноса (Фото: ИТАР-ТАСС/ Марина Лысцева )

Полицейские годами отмазывали хозяев главного рынка России. И брали миллионы

Девять лет назад следственные органы вступили в последний и решительный бой с «Черкизоном» — легендарным Черкизовским рынком на востоке Москвы. Исход этой битвы стал началом конца нескольких ярких и до того момента успешных карьер. В первую очередь речь идет о бывшем мэре столицы Юрии Лужкове и хозяине «Черкизона» бизнесмене Тельмане Исмаилове. Бизнес-империя последнего рухнула, похоронив под своими обломками не только харизматичного градоначальника, а отголоски тех событий слышны до сих пор. В канун Международного дня борьбы с коррупцией корреспондент «Ленты.ру» Игорь Надеждин вспомнил историю некоторых следователей, которые проявили недюжинное рвение, укрывая от правосудия приближенных Исмаилова.

Известная фраза президента России Владимира Путина — «Где посадки?» — относилась к Черкизовскому рынку. Путин задал этот вопрос, говоря именно о контрабандных товарах сомнительного качества на миллиарды долларов, скопившихся на «Черкизоне». Через месяц главный рынок Москвы был ликвидирован, а по его делу стали возбуждаться первые уголовные дела.

По данным «Ленты.ру», тогда было возбуждено 18 уголовных дел, от контрабанды (часть из них уже завершились приговорами) до превышения должностных полномочий и подделки документов. А в 2018 году Тельман Исмаилов стал фигурантом еще двух дел — о серии заказных убийств и похищении певца Авраама Руссо. Сегодня главные фигуранты «дел «Черкизона»» объявлены в международный розыск. Впрочем, их местонахождение тайной не является: члены империи Исмаилова спокойно живут в Турции и Израиле, не опасаясь выдачи российскому правосудию.

Просто потому, что готовы платить миллионы долларов за собственную безопасность.

Рабы «Черкизона»

В августе 2009 года, когда был ликвидирован «Черкизон», среди прочего вскрылось, что почти 700 граждан Вьетнама жили и работали там на положении рабов. Они шили одежду, на которую крепились фальшивые фирменные знаки Bosco Sport, Adidas, Chanel и других известных брендов, не получая за это ни копейки. Правда, на фоне других дел «Черкизона» этот факт слегка затерялся, и первоначально рыночное рабство расследовали наряду с контрабандой и нелегальной миграцией.

Однако в июле 2013 года по имеющимся материалам столичная полиция все-таки возбудила отдельное уголовное дело. Уже через пару дней были задержаны первые пять подозреваемых, в том числе — Дон Рафаилов, совладелец входившей в империю Тельмана Исмаилова компании «АСТ-Карго». 22 августа расследование этого дела было передано старшему следователю по особо важным делам главного следственного управления (ГСУ) столичного главка МВД, полковнику юстиции Виктору Рубашкину.

Тельман Исмаилов
Фото: Валерий Левитин / «Коммерсантъ»

Он быстро выяснил, что именно руководство «АСТ-Карго» организовало рабский труд вьетнамцев, и уже через неделю во время допроса задержал второго брата Рафаилова — Жануко.

— Первое коррупционное предложение, по данным следствия, поступило полковнику Рубашкину сразу после этого задержания, — рассказывает следователь по особо важным делам столичного главка Следственного комитета России (СКР), майор юстиции Станислав Шкитин. — Но тогда Рубашкин отказался, объяснив это тем, что дело на самом высоком контроле. Он вышел в суд с арестом Рафаилова, а потом предъявил ему обвинение сразу по нескольким статьям УК РФ: об организации преступного сообщества, организации нелегальной миграции и использовании рабского труда.

Именно арест братьев Рафаиловых стал ключевым моментом: остальные обвиняемые, по сути, были их подчиненными. А братья были близки к Тельману Исмаилову — и их арест стал резонансным.

Придуманный рак

Позже с интересным предложением к 49-летнему полковнику Рубашкину обратился его коллега, 35-летний подполковник юстиции Владимир Андриевский. Последний без обиняков сообщил: его хороший приятель, крупный бизнесмен, владелец нескольких торговых центров и известный московский «решала» Геннадий Манаширов заинтересован в том, чтобы Рафаиловы не сели. И хотя в первые же дни расследования полковник Рубашкин отказал сослуживцу, они стали тесно общаться друг с другом.

Уже через несколько месяцев оба следователя разработали беспроигрышную схему освобождения Рафаиловых от уголовной ответственности, за что им пообещал заплатить Манаширов — но деньгами Жануко Рафаилова. Он, к слову, дважды привлекался к уголовной ответственности, но оба раза был отпущен в связи с деятельным раскаянием.

— Схема была любопытной, — рассказывает следователь столичного главка СКР Станислав Шкитин. — У обоих братьев Рафаиловых должны были найти онкологическое заболевание, с которым под стражей находиться нельзя. Для этого нужно было получить заключение медицинской комиссии, а у Манаширова был врач, который мог в этом помочь, — ветеран боевых действий, подполковник медицинской службы, нейрохирург Вадим Окутов. Они были знакомы с начала нулевых и, по некоторым данным, врач был должен бизнесмену несколько сотен тысяч рублей. В то время доктор возглавил нейрохирургическое отделение городской клинической больницы №67 имени Ворохобова — и в этой больнице могли освидетельствовать некоторые категории арестованных.

На самом деле ни у кого из братьев Рафаиловых злокачественных опухолей не было. Но Вадим Окутов позвонил следователям — и продиктовал им, что надо написать в бумаге на освидетельствование. Написать так, чтобы арестованный попал именно в его отделение.

Рубашкин составил такую бумагу — и сначала старший, а потом и младший братья Рафаиловы получили диагноз «рак четвертой степени с метастазированием в головной мозг». Закон предусматривает, что таких больных сначала надо вылечить, и только потом — проводить с ними следственные действия. И уж тем более их нельзя содержать под стражей. Поэтому Рубашкин изменил Рафаиловым меру пресечения на подписку о невыезде, выделил их дело в отдельное производство и приостановил его. А вот их подчиненные были осуждены.

За это подполковник Андриевский и полковник Рубашкин в августе 2014 года получили по 250 тысяч долларов наличными. Гонорар «решалы» Манаширова за вызволение братьев составил более 120 миллионов рублей.

В ходе следственных действий было установлено, что Окутов, будучи ответственным за проведение медицинских освидетельствований братьям Рафаиловым, заведомо не назначил и не провел всех необходимых обследований. Все, что он написал в заключениях, было фактически взято из подложных медицинских документов, представленных на освидетельствование. Но все подготовленные Окутовым документы без сомнения подписали его начальники — никто из них даже не ознакомился с их содержанием. Говорят, что это было сделано абсолютно бесплатно — якобы доверились опытному врачу. А сам Окутов утверждает, что сделал все это абсолютно бесплатно (хотя на первых допросах говорил, что был должен Манаширову 350 тысяч рублей, и надеялся, что ему спишут долг).

Следствие накажет

Вскоре после махинации с братьями Рафаиловыми Рубашкин и Андриевский по заказу Манаширова провернули еще одну комбинацию. Дело в том, что за много лет до этих событий Манаширов поссорился с двумя бизнесменами — Юсубовым и Рубиновым. Предприниматели были соучредителями торговых домов, входивших в «империю» Тельмана Исмаилова. По слухам, в ходе делового завтрака кто-то из них назвал Манаширова лицом нетрадиционной сексуальной ориентации. Он узнал об этом — и его обидчики должны были заплатить.

Деньги, изъятые у Рубашкина
Фото: ГСУ СКР по Москве

— Манаширов разработал схему мести. По его указанию (хотя все говорили, что это просто «просьба») Андриевский и Рубашкин выделили из дела об организации незаконной миграции материал в отношении Юсубова и Рубинова, — рассказывает следователь столичного главка СКР Шкитин. — Затем Рубашкин создал следственную группу, куда включил себя и Андриевского, и они начали вести активные следственные действия, но направленные против конкретных лиц. В частности, оба следователя лично объехали нескольких знакомых предпринимателей и объявили, что ищут Юсубова и Рубинова. Не успели «гонцы» вернуться в ГСУ, как Манаширов позвонил им и сообщил, что «разыскиваемые» сами вышли на него и попросили «уладить вопрос».

Но чтобы исчерпать ситуацию, Рубашкин и Андриевский вначале лично сообщили всем бизнес-партнерам Юсубова и Рубинова о том, что предприниматели подозреваются в совершении тяжкого преступления, а потом и вовсе задержали их. Правда, через несколько дней задержанных пришлось отпустить — вроде как доказательств для ареста не хватило. На самом же деле бизнесмены (один из них несколько ночей провел в СИЗО) успели заплатить за свою свободу — но об этом они расскажут в приватных беседах лишь через несколько месяцев. Пока же схема сработала: и в глазах начальства (вычислили злодеев, но доказательств пока мало), и в глазах «решалы» Манаширова.

Та неосторожно брошенная фраза, по слухам, обошлась двум бизнесменам в полмиллиона долларов. Оба следователя получили по 125 тысяч долларов, а остальное досталось Манаширову.

Жадность сгубила

В конце 2015 года Манаширов решил, что с братьев Рафаиловых можно получить еще немного денег. Он подговорил следователей Рубашкина и Андриевского вновь вернуться к приостановленному на время «болезни» делу о незаконной миграции и использовании рабского труда. Тем более, что приговором Измайловского суда остальные фигуранты дела были осуждены, а это дает следствию дополнительные доказательства. К тому же прокуратура требовала поставить точку в этом деле — либо направить в суд, либо прекратить.

И Рубашкин начал процедуру возобновления приостановленного «дела Рафаиловых»: он провел переговоры с руководством, но очень аккуратно — мол, материал висит, надо с ним что-то делать: либо возобновлять, либо прекращать. По факту следователь оставил пространство для маневра, но в то же самое время создал определенный фон. Идея была в том, что, если у братьев Рафаиловых есть информаторы в оперативных службах, то те подтвердят: следствие зашевелилось.

В свою очередь, Манаширов начал переговоры с одним из братьев — мол, надо бы доплатить, чтобы дело вообще прекратили. Но Жануко Рафаилов к тому моменту смекнул, что происходит, и обратился с заявлением в Федеральную службу безопасности (ФСБ) России. После этого все переговоры проходили под контролем чекистов.

15 ноября 2015 года в кафе на Новослободской улице Рубашкина задержали с поличным при получении двух миллионов рублей — за прекращение уголовного преследования братьев Рафаиловых. В тот же вечер чекисты задержали двух посредников, Андриевского и Манаширова. Никто из них вину не признал, но у следствия были доказательства: записи телефонных переговоров и личных бесед. В итоге суд арестовал всех троих.

Сначала фигуранты молчали, но в январе следователь смог найти подход к Рубашкину — и тот начал давать показания… Позже он заключил сделку со следствием и выдал полученные в качестве взятки деньги. А еще подробно рассказал о всех совершенных преступлениях и даже подсказал, где в материалах уголовных дел можно найти доказательства.

Андриевский и Манаширов молчали.

По заслугам

— Безусловно, движущей силой этой коррупционной группы был предприниматель — «решала» Манаширов, — считает майор юстиции Шкитин. — Именно он был автором всех схем, а Рубашкин и Андриевский только реализовывали их, обладая полномочиями и специальными знаниями. Достаточно посмотреть, как распределились деньги. Если Андриевский получил (в пересчете на рубли) около 11 миллионов, Рубашкин в общей сложности — около девяти миллионов. А Манаширов — больше 104 миллионов рублей.

При этом надо понимать: Манаширов и Андриевский были знакомы много лет, они наверняка и раньше совершали совместные махинации. В частности, по документам видно — подполковник Андриевский приобрел у бизнесмена Манаширова дорогую иномарку. И хотя оба клянутся, что за машину рассчитались деньгами, следствие имеет основания полагать: машина была своеобразной взяткой.

Похожая ситуация и с Окутовым: Манаширов неоднократно заявлял врачу, что будет строить частную больницу в Москве, должность главного врача которой, конечно же, предназначается именно ему. Таким образом, он просто держал Окутова рядом с собой.

Да и противодействие следствию было организовано грамотно и мощно. У самого Манаширова было восемь адвокатов, причем большинство — именитые. Сам «решала», больше 40 лет работавший в Москве, сразу же заявил, что нуждается в переводчике: по национальности Манаширов, как и Тельман Исмаилов, джуури, или, как их чаще официально называют, горский еврей. В России вся диаспора не превышает 30 тысяч человек, все они — родственники, и найти переводчика для них очень сложно. Одна эта процессуальная заминка дала адвокатам Манаширова огромное преимущество.

Геннадий Манаширов (справа)
Фото: ГСУ СКР по Москве

Интересно еще и то, что после ареста Манаширова поместили в СИЗО «Лефортово», где он уже через пару месяцев попытался подговорить охрану передать ему мобильный телефон. Пообещав ни много ни мало 300 тысяч рублей. Причем передать и телефон, и деньги должен был абсолютно не посвященный в ситуацию разнорабочий. Его задержали — но вынуждены были отпустить, поскольку он только выполнял просьбу «работодателя».

Бывшие сослуживцы следователей (собственно, как и сотрудники столичного главка СКР) убеждены, что основная вина в преступлении лежит на Андриевском: именно он по характеру, как говорят коллеги, был способен на грязные поступки. И его тандем с Манашировым — органичен: оба близки по характеру, оба своего рода хвастуны и карьеристы, оба — далеко не дураки.

А вот Рубашкин стал просто марионеткой в их руках. Он, безусловно, очень грамотный следователь, и почти всю жизнь прожил в служебной квартире. Буквально горел на работе, а расследованные им уголовные дела — образец для многих поколений следователей. Но незадолго до начала всей этой печальной истории Рубашкин встретил женщину, в которую влюбился, и которая родила ему дочь. Многие думают, что именно это событие на общем коррупционном фоне ГСУ столичного главка МВД оказало на него отравляющее влияние (в то время там было несколько разоблачительных дел, в частности — дело Амзиной, о котором «Лента.ру» писала ранее).

В результате 30 августа приговором Одинцовского городского суда Московской области 58-летний Манаширов был осужден к 12 годам лишения свободы в колонии строгого режима и штрафу в 220 миллионов рублей. 39-летний Андриевский получил 11 лет лишения свободы и штраф в 19 миллионов рублей (его так же лишили звания). Обоим дорого обошлось молчание на всех этапах следствия.

Ветеран боевых действий, 57-летний врач Вадим Окутов был приговорен к трем годам лишения свободы, но по амнистии отпущен в зале суда.

Дон Рафаилов по своему делу получил шесть лет колонии, с его брата Жануко обвинения были сняты.

55-летний полковник юстиции Рубашкин был судим в особом порядке. Он как сотрудничавший со следствием и реально искупивший тем самым вину был приговорен к штрафу в 4,2 миллиона рублей и отпущен в зале суда. Также ему запрещено занимать должности в правоохранительных органах в течение двух лет.

Читайте также
Обратите внимание