Платное объявление

Comments

Платное поздравление

Слоним
weather
-3
Зельва
weather
-3
Волковыск
weather
-2
Мосты
weather
-2
Дятлово
weather
-2
Барановичи
weather
-3
EUR 2.4501
USD 2.1499
RUB(100) 3.2409
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 330 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 214,21 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 25,5 руб.
Ставка рефинансирования: 10%

Коррупция Минздрава: как в Беларуси зарабатывают на крови

9 января 2019 8:09
1722
Поделиться:
К 2020 году донорство в Беларуси хотят перевести на безвозмездную основу. Мол, доноры должны быть добровольными и безвозмездными. Вот только белорусских чиновников это правило почему-то не касается.

Кровные интересы государства

Ежегодно белорусские доноры осуществляют около 300 тыс. донаций крови и ее компонентов (плазмы и тромбоцитов). Это довольно большой объем, за который государство платит немалые деньги. По данным Минздрава, сегодня лишь около 25% всех донорских поступлений происходят на безвозмездной основе, за все остальные люди хотят получать деньги. Доноров можно понять, так как уровень жизни в Беларуси несравним с европейским. Люди в буквальном смысле вынуждены считать каждую копейку, пишет «Ежедневник».

Авторы законопроекта о безвозмездном донорстве говорят, что новый порядок будет соответствовать рекомендациям Всемирной организации здравоохранения. И это действительно так. Еще в 1975 году на Всемирной ассамблее здравоохранения была принята резолюция, в которой ВОЗ была поставлена цель к 2020 году получать во всех странах запас крови только от добровольных безвозмездных доноров. И дело здесь не только в благородстве, но и в том, что безвозмездная кровь признана самой безопасной. Правда, с 1975 года технологии шагнули далеко вперед и сегодня почти все полученные запасы крови от доноров являются безопасными. По крайне мере, в Беларуси кровь признана одной из самых безопасных в мире. Хотя случаи заражения от крови донора были. Но как бы там ни было, резолюция ВОЗ действует, и белорусские чиновники не преминули на нее сослаться. Законопроект о бесплатном донорстве даже не сочли нужным выносить на общественное обсуждение, хотя он напрямую касается интересов всех белорусов.

Планируется, что законопроект будет принят уже летом, после чего донорство крови в Беларуси полностью станет безвозмездным. Лишь при сдаче плазмы и тромбоцитов, человек будет иметь возможность выбора получить денежную компенсацию или нет. Но и тут денежные выплаты станут минимальными. Государство на этом сэкономит приличные деньги — около 5-8 млн долларов в год в зависимости от того, где работает донор. Вот только вопрос, куда пойдут эти деньги: в бюджет или в карманы коррумпированных чиновников от здравоохранения и их деловых партнеров? Ведь уже сегодня вокруг белорусской крови развернулся такой коррупционный бизнес, по которому мы далеко обогнали весь мир. Даже России за нами уже не угнаться.

Коррупционный бизнес на крови

Взять у донора кровь или ее компоненты — это лишь ничтожно малая часть всего глобального процесса. Кровь нужно перевозить, перерабытывать, производить инактивацию вирусов, хранить. Для всего этого необходимы контейнеры, препараты, аппараты, фильтры. И все это закупается в Беларуси централизовано через РУП «Белмедтехника» по заявкам соответствующих медицинских учреждений. Учитывая наметившуюся в Беларуси тенденцию на кровное благородство, «Ежедневник» проанализировал тендеры на закупку некоторых медизделий, предназначенных для хранения и обработки крови и ее компонентов. Даже выборочный анализ некоторых тендеров поверг в шок.

Возьмем для примера тендер 2015 года БелМТ №183/15-ЭА, лот №3 «Системы для фотообработки и хранения единичных доз плазмы Teraflex — MB — Plasma к аппарату «Macotronic». Объем закупки 800 штук.

Начальная цена торгов на снижение цены была установлена заказчиком в 5630 млн рублей, цена договора победителя — 5624,37 млн рублей. Это снижение всего на 0,1% или на один аукционный шаг. Такие торги сами по себе уже вызывают удивление. Но куда более удивительная цена продукта, которая была пересчитана в евро.

Победителем была выбрана некая английская компания Prime Technics Ltd (к ней мы вернемся позже) с ценой в 351 тыс. евро или 438,75 евро за штуку. Такие тендеры с аналогичной ценой, проводились с 2013 года с неизменными победителями и неизменным одним единственным шагом аукциона.

Даже если не знать, сколько реально стоят эти расходники, их цена сама по себе уже вызывает удивление. Мы нашли их в каталоге производителя — французской компании Macopharma после чего удивление еще больше усилилось. Вот эта система контейнеров SDV под каталожным номером SDV0001XQ. Они даже на вид столько не стоят.

«Ежедневник» направил в компанию Macopharma запрос с просьбой сказать, сколько реально стоят контейнеры SDV0001XQ. К сожалению, ответа мы так и не получили, что впоследствии объяснилось весьма банально. Но к этому мы вернемся несколько позже. Сейчас же скажем, что найти реальную цену оказалось не так уж сложно при помощи наших коллег, журналистов-расследователей из Европы. В итоге «Ежедневник» получил документальное подтверждение того, что контейнеры SDV0001XQ отпускались компанией Macopharma для Беларуси по цене всего по 38 евро за штуку или в 11,5 раза дешевле, чем доходили до нас. Кроме того, мы нашли информацию о закупке аналогичных контейнеров в России. Например, тендер №0348200072214000005. Никаких централизованных закупок через организацию типа нашей «Белмедтехники». Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Московской области «Щёлковская станция переливания крови» разместила заказ на централизованной площадке и купила 216 штук указанных выше контейнеров по цене 110 евро за штуку. Да цена все же в 2,8 раза выше отпускной, но хоть в рамках разумного и почти в 4 раза дешевле, чем закупает Беларусь. Мы нашли несколько аналогичных российских тендеров и цена везде была в рамках 110-116 евро за штуку.

Можно было бы предположить, что белорусских закупщиков обманули, ввели в заблуждение. К сожалению это не так. Мы специально опросили, нескольких не связанных друг с другом специалистов, которые работают с этими контейнерами. Мы спросили, какой, по их мнению, может быть максимальная цена указанных расходников. Никто не вышел за пределы 100 евро. Любому здравомыслящему человеку, даже далекому от медицины, очевидно, что данный товар не может стоить 438,75 евро, как покупают у нас. Это просто немыслимо, чтобы получать кровь и компоненты по цене 50 евро (столько среднем обходится государству одна донация), а за контейнеры отдавать в 10 раз больше. В России хоть какие-то края видят, а у нас уже потеряли всякие нравственные ориентиры.

По подсчетам «Ежедневника», ежегодная потребность в подобных контейнерах белорусской системы здравоохранения составляет около 3 тыс. штук. Получается, что только на этих закупках Беларусь теряет более миллиона долларов в год. Речь идет о закупках данных медизделий не только от Macopharma, но и еще от двух производителей, которых представляют в Беларуси уже другие компании. Впрочем, это только цветочки, ягодки будут чуть ниже.

Скрытые схемы

Для того, чтобы понять, это единственная накрутка цены или нет, «Ежедневник» проанализировал большую часть закупок медицинских изделий и расходников для хранения и переработки крови и ее компонентов производства Macopharma. Как выяснилось, с 2013 года продукты компании на тендерах в Беларуси представляли две фирмы: уже упомянутая выше Prime Technics Ltd (Великобритания) и ООО «ПраймБиоТех» (Беларусь). Интересы одной компании в Беларуси представляет региональный менеджер Macopharma (вот почему мы так и не дождались ответа относительно отпускной стоимости продукции), второй компании — сын его супруги. Сама супруга руководит в Беларуси представительством TRIMA Medizintechnik GmbH (Австрия), которая также делает бизнес на белорусской службе крови. Эти три компании поделили между собой так называемые зоны влияния и фактически диктуют свои цены.

Prime Technics Ltd поставляет продукты Macopharma, TRIMA Medizintechnik GmbH — американских производителей, «ПраймБиоТех» в основном составляет пару и первой, и второй компаниям на тендерах, что является необходимым для того, чтобы тендер состоялся, а также поставляет кое-что и сам. Поэтому не удивительно, что все компании, связанные семейными узами, периодически подыгрывают друг другу на тендерах, фактически лишь создавая видимость конкуренции, в результате чего снижение цены в ходе торгов и происходит по минимуму.

Возьмем для примера тендер БелМТ №1039/16-ЭА «Реагенты и расходные материалы для автоматических анализаторов производства «Abbott Laboratories», ЕС, США». Торги состоялись по 11 лотам и по всем победителем стала TRIMA Medizintechnik GmbH. При этом по 9 лотам снижение произошло на те самые 0,1%, то есть всего на 1 шаг. И только по двум, копеечным торгам, цена была снижена более существенно: по лоту №20 «Запасные части для иммунохимического анализатора ARCHITECT i2000SR производства Abbot Laboratories, США» стартовая цена была установлена в размере 3850,66 рублей и в ходе торгов была снижена на 10,4%, до 3400 рублей. Но что такое уступить 450 рублей, когда стоимость всего тендера составила для TRIMA Medizintechnik GmbH более 2,4 млн долларов.

Здесь есть еще один показательный нюанс. По всем 9 лотам, где был сделан всего один аукционный шаг, в торгах участвовали только две компании. Причем вторая компания в ходе торгов не сделала ни одной ставки (!), то есть она изначально не собиралась торговаться. В протоколе выбора победителя второй фиктивный участник не называется, скорее всего, чтобы не светить аффилированность структур. По данным «Ежедневника» вторым участником как и вы многих иных торгах была компании ООО «ПраймБиоТех». Должностным лицам Белорусской универсальной товарной биржы, через которую проводились торги, тоже должны быть хорошо известны все данные компаний-участников. Они должны были отреагировать на явные признаки договорного тендера и сообщить куда следует. Почему же не сообщили?

Проанализировав и другие тендеры с участием трех родственных компаний, мы нашли еще один хитрый ход.

Возьмем для примера тендер БелМТ №129/16 ПЭА «Системы одноразовые для ультрафиолетового облучения крови» (лот 1Р). Начальная цена аукциона была установлена в размере 3,4 млрд недоминированных рублей. Победителем была выбрана компания Prime Technics Ltd (Великобритания) с ценой предложения 3396600000 рублей, то есть опять же со снижением всего 0,1% или на один аукционный шаг. В евро цена закупки составила более 152 тыс. евро по курсу того времени.
Но главная соль все же в другом. Дело в том, что такого товара как «Системы одноразовые для ультрафиолетового облучения крови» нет ни в Государственном реестре медицинской техники и изделий медицинского назначения РБ, ни в каталоге производителя. Правда, открыв приложение к аукциону можно увидеть, что закуплены были 70 шт контейнеров для компонентов крови для фотообработки на аппарате MacoGenic G2 и 70 шт раствора для экстракорпоральной фотохимиотерапии на аппарате MacoGenic G2. Вот эти два отдельных компонента есть и в каталоге производителя, и в реестре Минздрава. Возникает вопрос, зачем понадобилось объединять два отдельных компонента в некую систему? Все очень просто. На самом деле, это довольно распространенный ход при проведении подобных закупок. Если в каталоге производителя нет этой системы, значит, трудно установить, сколько она реально стоит. Даже, если следователи начнут проверять, сколько стоят элементы по отдельности, все равно трудно будет доказать размер завышения стоимости. Ведь в закупке не указано сколько по отдельности стоили контейнеры и сколько стоил раствор, указана лишь общая стоимость системы, у которой нет отпускной цены. Это означает, что при закупке можно ставить любую цену, сколько совесть и чиновники позволяют.
Солидный навар на крови
Посчитать сколько реально стоит так называемая «система одноразовая для ультрафиолетового облучения крови» на самом деле сложно, но все же можно. В ходе указанной выше закупки одна такая система обошлась белорусскому здравоохранению в 2175 евро. Между тем, указанные контейнеры, которые в каталоге производителя имеют номер XUV8501Q, отпускались компанией Macopharma для Беларуси по цене всего 92 евро, а раствор (номер по каталогу CLS1800XA или CLS1800SA в зависимости от того, на каком заводе производится) — по цене 75 евро. Всего получается 167 евро или в 13 (!) дешевле, чем покупает Беларусь. Навар поставщика получается более 2 тыс. евро на одной системе, которая сама по себе стоит всего 167 евро. Это как если бы взять лопату и грабли, объединить их в «садовую систему» и продать в 13 раз дороже — очень и очень прибыльный бизнес получается. Вот только найдется ли где-то в мире такой наивный и слепой покупатель, который купит систему, а не грабли с лопатой отдельно? А вот белорусские чиновники покупают и не для абы кого, а для ГУ «Республиканский научно-практический центр детской онкологии, гематологии и иммунологии», то есть для нужд больных детей! И это далеко не один такой тендер.

Для примера можно привести и тендер БелМТ 181/15-ЭА, который прошел годом ранее. По лоту №1 там закупались «Расходные материалы для аппарата для экстракорпорального облучения и фотохимиотерапии MacoGenic G2 (производства Macopharma S. А. (Франция)». Но если откроем приложение с описанием к тендеру, то увидим, что закупались все те же контейнеры для компонентов крови для фотообработки на аппарате MacoGenic G2 и раствор для экстракорпоральной фотохимиотерапии на аппарате MacoGenic G2. Никакой «системы», а просто расходники. Но тут опять же закупаются вместе, без указания, сколько стоит каждый отдельный компонент. В итоге, поскольку не было еще «системы» и цена получилась меньше — 1561 евро за штуку, в 9 раз дороже реальной стоимости.

Вот какой интересный сюжет вырисовывается: в 2015 году покупают по 1561 евро, а через год, обозвав расходники к аппарату «системой», уже по 2175 евро. В обоих случаях закупала «Белмедтехника» и в обоих случаях победитель торгов был один и тот же — Prime Technics Ltd (Великобритания). За счет чего же и без того высокая цена подскочила за год аж на 40% в евро?

Кстати, сам аппарат MacoGenic G2, под который сегодня и закупаются расходники, также был оценен в Беларуси по цене в три раза дороже. У производителя он стоит 50 тыс. евро, а в Беларуси его оценили в 150 тыс. евро.

Невнятные пояснения

«Ежедневник» обратился за комментарием к главе представительства TRIMA Medizintechnik GmbH. Она пояснила, что участие в процедуре закупки фирмы ее сына — это обычная практика для Беларуси. Мол, так работают все: тендеры проводятся лишь потому, что так требует законодательство, а реально никто кроме Prime Technics Ltd, TRIMA Medizintechnik GmbH и «ПраймБиоТех» указанные продукты поставить не может.

По словам главы представительства и ее сына, цена, с которой фирмы побеждают на тендерах, на самом деле ничего не значит, так как потом она все равно снижается. Мол, по тендеру БелМТ №183/15-ЭА цена договора составила 290 долларов за штуку (вместо цены победителя в 438 евро), по тендерам БелМТ №129/16 ПЭА и БелМТ 181/15-ЭА — по 630 евро (вместо 2175 и 1561 евро).

Женщина обещала предоставить договора в качестве доказательства, но так и не сделала это, сославшись на праздники и на то, что все сотрудники Prime Technics Ltd разъехались отдыхать. На вопрос же, почему муж не предоставил указанные документы, женщина ответила, что ни она, ни сын, ни ее муж не имеют отношения к деятельности Prime Technics Ltd. Но тут опять возникают самые интересные вопросы. Если семья не имеет отношения к указанной английской компании, то как в принципе можно было предоставить какие-то договоры независимо от того, в отпуске сотрудники или нет? И почему так заволновались оглашением информации об указанных тендерах, если это не про них?

Единственный документ, который представила глава представительства — это маркетинговый анализ «Белмедтехники», где была указана цена в договорах по тендерам БелМТ №129/16 ПЭА и БелМТ 181/15-ЭА. Однако в этом анализе та самая система была разделена на два элемента: 630 евро за контейнер и 630 евро за раствор. А за всю «систему» получается 1260 евро, при том что производитель продает за 167 евро. Поэтому в принципе не важно, правда это или нет — про снижение цены в ходе маркетинга (документ вообще не имеет никаких исходящих реквизитов, печатей или подписей). Все равно по всем указанным выше тендерам получается 7,5 раза выше отпускной цены производителя и 2,5 раза дороже, чем покупает Россия. Правда, и на этот аргумент у семьи нашелся ответ. Мол, не важно, по какой цене отдает производитель, важно, по чем покупает рынок. И тут уже действительно трудно поспорить, остается только вопрос: кто определяет этот рынок?

По глубокому убеждению главы представительства TRIMA Medizintechnik GmbH, вся эта информация не более чем происки конкурентов, которые хотят вытеснить ее с рынка, хотя сами работают такими же методами.

Участники схемы

Для полноты картины следует указать, что председателем тендерной комиссии во всех указанных выше случаях был теперь уже бывший заместитель министра здравоохранения Игорь Лосицкий, уголовное дело в отношении которого уже передано в суд. В протоколах значатся и другие фамилии, которые фигурируют в самой масштабной антикоррупционной кампании КГБ за всю историю Беларуси. Это должностные лица и самой «Белмедтехники», и Центра экспертиз и испытаний в здравоохранении — все те люди, без которых невозможно было бы реализовать описанную выше схему. Ведь если бы хоть один из них проявил принципиальность и честность…

Впрочем, как сейчас выясняется, проблема вовсе не в этих отдельных людях, не в чьей-то личной нескромности, как заявил министра здравоохранения Валерий Малашко. Даже бизнесмены здесь мало в чем виноваты — они работают в тех условиях, которые создали чиновники. Эта глубоко укоренившаяся коррупционная система, которая несмотря на массовые задержания КГБ, как функционировала при Игоре Лосицком, так и функционирует сегодня без каких-либо изменений. «Ежедневник» проанализировал состав тендерных комиссий тогда и сейчас, и установил, что четыре должностных лица все же остались в системе. Может быть дело именно в них?

В качестве примера того, что ничего не изменилось, возьмем тендер БелМТ №003/19 ПЭА, который назначен на 28 января 2019 года, где по лоту №6 закупаются «Системы для фотообработки и хранения единичных доз плазмы к аппарату Macotronic». Это те самые контейнеры, которые продавались ранее Macopharma для Беларуси по 38 евро. С учетом европейской инфляции, можно предположить, что их цена возросла, скажем, до 40 евро, но никак не более. И вот открываем тендер и смотрим установленную организатором стартовую цену — 932,6 тыс. рублей за 930 штук или 1002 рубля (412 евро) за штуку.

Весьма показателен в этом плане и комментарий одного из потенциальных участников тендера. Он указал, что техзадание на закупку систем именно для аппарата Macotronic ограничивает конкуренцию и не дает возможности для участия в закупке других поставщиков, которые готовы бесплатно поставить аппарат другого производителя, лишь бы участвовать в закупке. В этом нет ничего удивительного.

Аппарат Macotronic или его аналог стоит 45 тыс. евро. При нынешней цене закупки, получается, что уже в ходе нынешнего тендера поставка 120 систем полностью окупит бесплатную поставку аппарата, а оставшиеся 810 штук принесут весьма неплохую прибыль за счет десятикратного увеличения цены. Интересно также, что данная закупка осуществлялась для нужд УЗ «6-я городская клиническая больница», вернее сказать, для нужд Городского центра трансфузиологии, который действует на базе больницы. «Ежедневник» позвонил руководителю центра и попросил ее пояснить, почему цена закупки в 10 раз выше реальной. Главный трансфузиолог Минска отказалась что-либо говорить, а лишь пригрозила, что записала разговор на диктофон, а запись передаст в правоохранительные органы, чтобы они разобрались, почему журналисты интересуются такими вещами.
Примечательно и то, что сейчас «Белмедтехника» выставляет к участникам тендеров жесткое требование о предоставлении обоснования цены товара, требуя заверенные производителем документы. При этом большинству компаний в буквальном смысле выкручивают руки, чтобы они доказали обоснованность своей цены. Даже после победы на тендере с ними могут не заключить договор, если посчитают, что их цена не обоснована. Но между тем на рынке до сих пор прекрасно чувствуют себя и другие, привилегированные компании, которые пользуются так называемой презумпцией доверия и могут ставить самые немыслимые цены.

Суть вопроса вовсе не в трех выше названных компаниях. Есть и другие, просто в рамках одной публикации назвать их все нереально. Предварительный анализ ситуации показал, что сегодня для белорусской службы крови поставляются продукты пяти мировых компаний, интересы которых представляют семь коммерческих структур, у которых цены приблизительно одинаковые. Эти компании поделили между собой рынок и просто не пускают на него других игроков.

Но деятельность этих компаний была бы невозможна без помощи со стороны государственных закупщиков, которые ставят такие большие стартовые цены. Ведь если бы «Белмедтехника» опустила стартовые цены хотя бы до уровня российских, все равно нашлось бы немало желающих участвовать в закупке, а Беларусь могла бы сэкономить миллионы. Но почему больницы и «Белмедтехника» так упорно держат цену?

На эти и другие вопросы, мы постараемся ответить в следующих публикациях. Также коснемся деятельности других аналогичных компаний. Наша цель не поменять игроков, а изменить саму систему закупок, убрав из нее коррупционную составляющую. Ведь по большому счету не важно, кто работает на рынке, куда важнее, в какую сумму нам всем это обходится.

Обратите внимание
Scroll Up