Наверх
EUR 2.3316
USD 2.0854
RUB(100) 3.2282
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 330 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 214,21 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 25,5 руб.
Ставка рефинансирования: 10%

Экс-руководителей слонимских сельхозпредприятий судят за коррупцию

16 февраля 2019 12:00
2043
Поделиться:

Иллюстрационное фото

В суде Слонимского района началось судебное разбирательство в отношении двух экс-руководителей местных сельхозпредприятий, которые обвиняются в коррупции и превышении своих должностных полномочий.

Один из них, С., ранее занимал должность первого заместителя председателя Слонимского райисполкома, начальника управления сельского хозяйства и продовольствия. Затем был разжалован в председатели одного из сельхозпредприятий, где в настоящее время исполняет обязанности директора. Его обвиняют в превышении власти или служебных полномочий, совершенном из корыстной или иной личной заинтересованности.
Обвиняемый С., являясь должностным лицом и представителем власти, действовал умышленно вопреки интересам службы с обвиняемым Г. Так, по предварительному сговору он способствовал реализации вертикальных бункерских емкостей для хранения зерна 1974 года выпуска российской организации, которая находится в городе Пензе. Бункерские емкости находились на территории слонимского сельхозпредприятия, которым руководил обвиняемый Г., и являлись коммунальной собственностью района. Бункерские емкости были реализованы без решения райисполкома на отчуждение.
А также обвиняемый С. дал бригадиру сельхозпредприятия, которым руководил, незаконное указание на подготовку отчета по ферме недостоверных сведений по количеству голов дойного стада, их увеличению на 25 голов, то есть до доведенных показателей. Эти недостоверные данные были внесены на сайт Белстата.
Свою вину обвиняемый С. в суде признал частично.
— Да, я дал указание о составлении отчета о завышении статистической отчетности по поголовью скота, но за это я ни материальной, ни моральной выгоды не имел, — пояснил свою позицию обвиняемый.
Второму обвиняемому, Г., инкриминируется превышение власти или служебных полномочий, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности, умышленное вопреки интересам службы совершение должностным лицом из корыстной или иной личной заинтересованности действий с использованием своих служебных полномочий, повлекшее причинение ущерба в крупном размере или существенного вреда правам и законным интересам граждан либо государственным или общественным интересам (злоупотребление властью или служебными полномочиями). Свою вину экс-руководитель сельхозпредприятия признал.
Исполняющий обязанности директора сельхозпредприятия Г. обвиняется в том, что по заниженной стоимости реализовал бункерские емкости в количестве 24 штук одной из российских организаций, незаконно завладел жилым помещением и вносил ложные сведения в статистическую отчетность по поголовью скота, не произвел расследование по несчастному случаю на производстве.
Судебное заседание началось с допроса потерпевших, после того как государственный обвинитель зачитала обвинение в отношении экс-руководителя сельхозпредприятия, который, по ее словам, используя свои служебные полномочия, незаконно улучшил свое жилищное положение. Заключил договор найма жилого помещения коммерческого использования государственного жилищного фонда, в котором проживал до увольнения из хозяйства. Своими действиями обвиняемый, используя свои полномочия из корыстной заинтересованности, самовольно занял жилое помещение, которое было зарегистрировано на территории коммунального предприятия, тем самым нарушил законные права других работников, которые стояли на очереди на улучшение своих жилищных условий.
На судебном заседании были допрошены четверо потерпевших, законные права в улучшении жилищных условий которых, по словам государственного обвинителя, были нарушены. Все они стояли на очереди на получение жилья, некоторые из них не против были бы жить в доме, который достался их руководителю. По их словам, они неоднократно с этим вопросом подходили к руководителю, но он говорил, что свободного жилья нет. Кстати, некоторые из них по сей день не имеют собственного жилья, проживают у близких людей. В числе потерпевших и механизатор, которому на работу, как и его супруге, приходится добираться из другой деревни. Поэтому мужчина обратился к директору предприятия с заявлением улучшить свои жилищные условия. Но пока от руководства хозяйства, по словам потерпевшего, ему никаких предложений не поступало. На очереди на улучшение жилищный условий он стоит с 2016 года.
Судья поинтересовалась у потерпевшего, знает ли он, в каком доме проживал экс-руководитель, кто сейчас в нем живет и в каком доме живет нынешний руководитель сельхозпредприятия. И, как выяснилось в ходе судебного разбирательства, нынешний руководитель хозяйства живет на одной улице с бывшим.
— Значит, на одной улице в агрогородке проживает несколько руководителей? Надо, чтобы прокуратура поехала и проверила, где там и кто проживает, — обратилась к государственному обвинителю судья.
В суде был допрошен и главный инженер сельхозпредприятия, который был уволен, а затем восстановлен судом на прежнее место работы в хозяйство. Он на работе получил производственную травму, выполняя приказ руководителя.
— В сентябре 2013 года я был принят на работу в сельхозпредприятие инженером по механизации трудоемких процессов. К работе я относился добросовестно и со всей ответственностью. В середине апреля 2015 года в хозяйстве произошла остановка насоса на молочно-товарной ферме. Насос весом около одной тонны и размером шесть метров откачивал фекалии из резервуара. Для извлечения насоса из резервуара необходимо использовать подъемный кран, но исполняющий обязанности директора сельхозпредприятия грубо и в неприличной форме обзывал меня и шантажировал, угрожал увольнением и требовал извлечь насос из резервуара с помощью трактора «Амкодор». Я сопротивлялся более недели, не соглашался, так как техника была в неисправном состоянии. Но руководитель угрожал мне увольнением, оскорблял меня и заставил поднимать неисправной техникой насос. Он категорически отказался заказывать подъемный кран для поднятия насоса из резервуара. «Я для тебя — Бог, что скажу, то и будешь делать. Будешь поднимать насос чем прикажу», — сказал руководитель.
Хотя я сам лично договаривался с несколькими организациями, но руководитель стоял на своем. Я сопротивлялся выполнять его указание более недели, но потом начали коровы тонуть в навозе, по вымя находясь в фекалиях.
22 апреля при подъеме насоса из резервуара «Амкодором», у которого была неисправна гидравлика, крепление не выдержало, и он оборвался. Со мной было два слесаря, которые тоже категорически отказывались поднимать этот насос. Я их как-то уговорил. Мы ремнями привязали насос, чалок не было. Слесари находились по обе стороны насоса, а я стоял по центру. Тракторист стал поднимать насос, ремни начали рваться, и он стал падать. Этот груз мог бы убить этих слесарей, я это заметил, поэтому груз потянул на себя… Металлический рычаг ударил меня сильно, и я упал на бетонное перекрытие, в котором находились штыри. В итоге я сломал два ребра, проколол плечо и сильно ударился о бетон головой. Я даже на какое-то время потерял сознание. Придя в себя, я перешел дорогу и лег на землю, где пролежал минут 15-20. Затем мне перезвонил руководитель хозяйства и спросил, жив ли я. Я ему сказал, зачем он заставил меня выполнять эту работу. Он согласился, что был виноват, и потребовал от меня, чтобы я не смел вызывать скорую медицинскую помощь, а то я сильно пожалею. А если я завуалирую факт и потерплю боль, то он мне выплатит 100 базовых величин, — давал показания в суде потерпевший.
— Почему Вы не вызвали скорую? — поинтересовалась судья.
— Приказ директора, — ответил потерпевший.
По словам потерпевшего инженера хозяйства, он согласился на выгодные условия руководителя, но тот, как выяснилось, слово свое не сдержал. В тот злополучный день главный инженер попросил водителя молоковоза отвезти его домой. Всю ночь он не спал, ему болели ребра, плечо, голова…
— Я целую ночь не спал. А наутро директор мне позвонил и сказал, чтобы я собирался на работу. Причем он меня не попросил, а приказал. Я стал его просить, чтобы он мне разрешил побыть дома, но он сказал, что приехал за мной на машине, ждет меня, а если я его не послушаю, то он не выплатит мне 100 базовых. И сказал, что я могу не работать, но должен быть у него на глазах, чтобы его не сдал. Затем я стал писать заявление на предоставление мне отпуска, чтобы восстановить свое здоровье, так как боль мне не давала работать. Заявление он мое порвал. Но я в субботу, 25 апреля, опять пришел в контору, поднялся на второй этаж и написал второе заявление на предоставление мне отпуска. Когда написал заявление, направился к кабинету руководителя и случайно услышал разговор, в котором шел торг. Поэтому мне пришлось быстренько ретироваться. Заявление на отпуск я принес уже в понедельник, но Г. опять отказался мне предоставить отпуск, пришлось несколько дней ходить и упрашивать его отпустить в положенный мне отпуск.
Почему потерпевший был уволен с работы и что конкретно обсуждали бывший зампред по сельскому хозяйству с бывшим заместителем председателя, читайте в следующем номере газеты.

Наш канал в Telegram Прислать свою новость на Viber
Читайте также
Обратите внимание