Наверх
EUR 2.3252
USD 2.0793
RUB(100) 3.2206
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 330 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 214,21 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 25,5 руб.
Ставка рефинансирования: 10%

Михаил и Ленин. Фельетон

14 марта 2019 10:28
186
Поделиться:

Иллюстрационное фото pixabay

Все герои и события вымышлены. Любое совпадение с реальностью — это не более чем совпадение.

— Оно тебе надо? — в очередной раз спросила Мария у своего супруга Михаила. Голос ее звучал очень ласково и доброжелательно. Впрочем, он звучал точно так же, как и предыдущие 24 раза. Именно столько раз она задавала этот вопрос за еще не оконченную первую неделю весны своему непоседливому короткостриженому старичку. — Вспомни, как тебе тяжело дался тот новогодний конкурс с украшениями частных домовладений, — продолжала она, еще более смягчив свой голос.

— Ты еще напомни мне о подведении итогов этого конкурса, — улыбнулся Михаил.

Супруга потрепала его по колючим волосам и поцеловала в гладковыбритую щеку. За много лет семейной жизни она знала, что муж умеет шутить над собой, хоть иногда ему это и неприятно. От воспоминаний о том, что при подведении итогов конкурса на лучшее новогоднее украшение частного домовладения к ним забыли приехать из жюри, у нее в который раз проступила слеза. Почему-то ее с Михаилом не успокаивал и не добавлял им радости даже подарок, преподнесенный чиновниками в качестве компенсации за «причиненные неудобства при проведении конкурса».

Заметив блеснувшую слезу на щеке супруги, теперь уже Михаил поцеловал свою Марусю и, коротко сказав: «Надо» — вышел во двор.

Через пять минут Михаил уже стоял на покосившейся автобусной остановке, а еще через пять ехал в комфортном автобусе «МАЗ» из деревни будущего Ш. в уездный город С. Водитель автобуса весело беседовал с Михаилом. Он не знал его лично, но поскольку Михаил был в автобусе единственным пассажиром, разговаривать больше было не с кем. А разговаривать водитель любил. Радио в автобусе не работало, так как в Ш. оно не тянет, заборы вдоль дороги стояли некрашеные и неухоженные. Даже солнце, казалось, здесь светит не так ярко, как в городе. Жуть.

— То ли дело город С., — сказал водитель. — Город. Цивилизация. Бесплатный WI-FI на автостанции, кофе-автомат с огромным выбором разных сортов напитка. Да и вообще, С. — это хороший город.

Еще краше он казался в весенних лучах солнца.

Михаила посещали аналогичные мысли. Ему нравился город С. Пока Михаил думал о красоте города, на автобусной остановке по улице Б. уже вошли другие пассажиры. Все они уселись на сиденья и уткнулись в телефоны.

Автобус уже ехал по улицам одного из микрорайонов, А., который имел и второе название, неофициальное, К. Название улицы, по которой они ехали, Михаил не знал, но находил ее красивой. Но размышления о прекрасном городе прервал резкий толчок снизу автобуса, сопровождаемый громким звуком.

— Что это? — спросил Михаил водителя.

— А кто ж его знает, — ответил водитель автобуса, добавив для связки ругательное слово. Он остановился, вышел из автобуса и полез под него. Пассажиры оторвались от своих телефонов и переглянулись: на работу никто не хотел опаздывать.

Через две минуты вернулся водитель, коленки и руки у него были грязные. Он громко выругался. Из его речи Михаил разобрал только отдельные слова: козлы, налоги, дураки. Всю остальную речь водителя составляли бранные слова. Как хорошо, что у двух молодых пассажиров торчат какие-то провода в ушах, подумал Михаил, они не могли слышать ругань водителя, который почему-то показался ему вполне приличным гражданином.

Михаил вышел на автобусной остановке «Школа» и пошел в сторону Белого дома пешком. Когда он поднимался по лестнице, его толкнул бегущий и перепрыгивающий через две ступеньки прилично одетый молодой человек.

Михаил почему-то извинился, хоть и ни в чем не был виноват. Открыл тяжелую пластиковую дверь и хотел было войти, но его опередила полненькая женщина в красных коротеньких сапогах, которая проскользнула прямо перед стариком. Мимо Михаила проплыл запах приятной туалетной воды и пота. Было видно, что женщина очень торопилась. Но проскочив электронный турникет и приложив к нему какую-то карточку, женщина остановилась. Она посмотрела на часы, и лицо ее расплылось в улыбке. Поправив прическу и расстегнув коротенькое пальто, медленно и важно зашагала к лифту. Михаил тоже посмотрел на часы. Электронное табло сменило цифры 7:59 на 8:00. Начался рабочий день.

Михаил поздоровался с охранником. Его здесь уже знали в лицо и даже не стали проверять протянутый паспорт. Ощупывать и обыскивать его также не стали. Охранники знали, что Михаил из Ш. за пазухой может нести разве что пару баночек с медом. Но сегодня меда не было. Мед с прошлого сезона уже был съеден, реализован, подарен и преподнесен. Меда нового урожая еще не было. Охранник нажал кнопку, пропуская знакомого посетителя, и, улыбнувшись, заметил, что пора бы ему уже выписать собственный электронный пропуск. Михаил поднялся на третий этаж и постучал в заветный кабинет.

Михаил знал, что утром в этом благочинном учреждении происходит часовое таинство под кодовым названием «пятиминутка», и он бы никогда сам не пошел на прием так рано, но вчера девушка по телефону уверила его, что его примут именно с самого утра. Он знал, что ответа на стук здесь не дождешься, и сам распахнул дверь.

В лицо ударил запах свежезаваренного кофе и задорный женский смех. Как оказалось, двое мужчин и три дамы, стоя около окна, довольно смотрели на уезжающий от Белого дома автомобиль с несколькими нулями в номере. Они не замечали вошедшего посетителя и несколько минут мечтательно рассуждали, как им провести сегодняшний день и как распорядиться неожиданно свалившимся на их голову счастьем. Михаил, однако, не понимал содержания их разговора.

Один из мужчин, сказав, что он давно мечтал сделать селфи «типа он главный», с важным видом направился в главный кабинет Белого дома. Увидев Михаила, он ёкнул от неожиданности. От окна оторвались остальные участники утренней церемонии. Самая молодая, самая милая и самая длинноногая девушка вышла вперед и грозно спросила:

— Вам кого, гражданин?

Михаил робко начал было свой рассказ, что, мол, вчера по телефону он разговаривал с Еленой (жаль, фамилию не спросил) и она ему…

Михаил не успел закончить…

— Ах, да, помню, — сказала красавица. Она было направилась в сторону кабинета своего шефа, но тут же остановилась. — Он уехал, — вспомнила молоденькая секретарша. — Только что.

— Как же так? — тихо спросил Михаил.

Нет. Он это спросил не тихо. А во весь голос. Он даже не спросил это, он прокричал. Так ему показалось. Но на самом деле он не обронил ни слова. Он стоял молча и не знал, что делать.

Секретарша, несмотря на свой юный возраст, была смышленая деваха. Опытная. Она, увидев, в Михаиле «проблемного ходока», быстро усадила его на стул, а сама бережно взяла в руки толстый ежедневник.

— Поймите, уважаемый Михаил, — обратилась она к сидящему. — Шефа срочно вызвали в область. Понимаете? Сроч-но, — повторила она по слогам. — Прямо с утра позвонили и сказали, чтобы приехал. Но мы сейчас все решим, — выразила она уверенность.

Михаил ей почему-то верил. Сделав своим друзьям-коллегам жест головой, она открыла ежедневник на странице с сегодняшней датой. Коллеги вышли, а Леночка начала читать аккуратно написанные рукой ее шефа строчки.

Стоит отметить, что ее шеф был строгим и требовательным чиновником. Он любил порядок во всем и требовал его соблюдения от своих подчиненных. Его подчиненные тоже любили порядок и тоже требовали его соблюдения, но уже от своих подчиненных. Их подчиненные тоже любили порядок и тоже требовали… В общем, в этом здании почти все служащие любили порядок в делах. Правда, было несколько человек, которые не любили, но о них когда-нибудь позже…

Так вот, шеф, как его называла Леночка, каждый раз, когда уезжал, оставлял список заданий, которые ей нужно было выполнить (перепоручить). Этот список обычно состоял из 10-20 пунктов. Леночка прекрасно знала, что первыми шли самые важные поручения.

На сегодняшний день было записано всего пять строчек. Взглянув на ходока, Леночка начала читать снизу: «5. Изучить виды контейнеров для мусора и выбрать поставщика…» Не то. «4. Отчет начальника милиции о…» Не то.

Леночка уже стала думать, как бы деликатнее сказать пожилому ходоку, чтобы приходил завтра, но Михаил вдруг сам встал и сказал, что, пожалуй, придет в другое время. Леночка улыбнулась тому, что ей не придется расстраивать этого милого старика, и с натянутой улыбкой попрощалась. Оставшись одна, она решила переделать всю работу с утра, чтобы день ее был свободным. Сев на массивный кожаный стул, продолжила читать: «3. Подготовка к посевной. 2. Подготовка к Дню письменности».

Прочитав этот пункт, Леночка улыбнулась и откинулась на спинку стула, купленного недавно за 577 рублей. Уже два с половиной месяца этот пункт присутствовал в ежедневнике шефа каждый день. Менялась только цифра пункта.

Леночка с коллегами даже придумали игру-угадайку, по правилам которой нужно было угадать, под каким номером завтра будет День письменности.

Проигравший должен был целый день ставить чайник и делать чаи-кофеи на весь отдел.

Обычно День письменности стоял под цифрами от 3 до 7. А один раз он был даже под номером 1. Это было в тот день, когда в уездный город С. приезжал министр.

Леночка задумчиво подняла голову, пытаясь вспомнить министр чего приезжал в тот день.

— Министр чего? — сказала она вслух. Но в голову пришла только фраза «кого? чего?», заученная еще в школе и крепко засевшая в ее белокурой головке.

В это время в кабинет вошла брюнетка. Она была не менее красивой, и ноги у нее были ничуть не короче, чем у блондинки.

— Твой уехал? — громко спросила она.

— Ты не помнишь, министр чего к нам приезжал в прошлом месяце? — спросила Леночка. — Да какая разница, чего министр, — сама же и ответила на свой вопрос блондинка. — Главное — министр.

Леночка посмотрела на пункт номер 1 и обомлела. Там было написано: «Ровно в 8:00 принять Дубоноса Михаила Иосифовича из Ш. и организовать встречу с заинтересованными должностными лицами по вопросу переименования площади Ленина».

Леночка никогда не ругалась нецензурно, но сейчас она посмотрела на стоящую напротив коллегу и сказала вслух бранное слово, начинающее на букву б…

Леночка выскочила из кабинета и побежала к лифту. Коллега в недоумении посмотрелась в большое зеркало, висящее на стене, и пошла к себе в кабинет.

Тем временем Михаил уже вышел за электронный турникет и разговаривал с охранником. Леночка подбежала к ним, когда Михаил уже было собрался отвечать на вопрос охранника:

— Оно тебе надо?

Леночка прервала Михаила на полуслове и услужливо увела его к себе в кабинет. Пока Михаил пил чай, который ему чуть ли не силой налила Леночка, в зале заседаний собрались три недовольные работницы этого благочинного заведения. Почему они были недовольные? Да потому, что эта вертихвостка Леночка оторвала их от очень важных производственных дел. А какими словами она их созывала на совещание: «Совещание, Ленин, срочно, важно, прямо сейчас, жду». Она простая секретарша, а позволяет командовать начальниками отделов.

Все три недовольные являлись женщинами в возрасте и весьма тучными, но очень прилично одетыми. От всех пахло хорошим парфюмом, который продавали прямо в кабинетах коллеги с большой-большой скидкой. И вот сейчас все три женщины сидели и думали о том, как же они не любили эту вертихвостку за то, что… За что именно они не любили Леночку, они не успели придумать, так как отворилась дверь и запыхавшаяся Леночка втолкнула Михаила в зал заседаний.

Михаил зажмурился от света и блеска. Этот зал он видел только по местному телевидению. Леночка усадила Михаила за стол, быстро раздала всем блокноты с карандашами и так же быстро убежала. Леночка тоже, как и другие в этом заведении, любила порядок и, прибежав к себе в кабинет, быстро обвела цифру 1 в ежедневнике в кружочек.

В зале заседаний царило молчание, которое многозначительно нарушила женщина с короткой стрижкой:

— Гражданин, если у вас много свободного времени, то не думайте, что и другим нечем заняться.

Михаил хотел было зачитать с тетрадного листка подготовленный заранее текст, как вдруг вспомнил, что у него дома действительно много дел: нужно вычистить погреб, подправить покосившийся за зиму забор, раскрыть пчелиные домики, допилить свалившуюся от ветра березу, натянуть…

— Что же вы тянете время, гражданин?! — вторила женщина с пышной прической. — Что у вас?

«Оно мне надо?» — подумал Михаил. Но назад дороги у него уже не было. Он достал аккуратно сложенный листочек в клеточку и начал читать.

Михаил знал, что прочтение написанного текста занимает ровно 3 минуты 55 секунд. Но время почему-то в этом кабинете шло очень медленно.

Закончив читатать, Михаил посмотрел на присутствовавших. Они молчали. Лица их были очень озабоченные. Или сосредоточенные. Или испуганные. Михаил сам не понимал.

Прервала долгое молчание женщина с пышными волосами:

— Уважаемые коллеги! Гражданин. Прошу простить меня, но мне нужно срочно выйти. Пожалуйста, начинайте без меня.

Она встала и быстро вышла. Две оставшиеся женщины стали еще больше хмурыми. Женщина с короткой стрижкой громко сказала:

— Елена Николаевна, что вы думаете по этому поводу?

Елена Николаевна вздрогнула от неожиданности. Она никак не ожидала, что ей придется первой начинать. Она встала и начала прохаживаться вдоль стола. Только сейчас Михаил заметил на ней коротенькие красненькие сапоги.

— Понимаете, Михаил, — начала она. — Как бы вам сказать… — Она замолчала. — Вам это н… Мы очень рады, что жителей нашего славного города волнуют такие разные проблемы. Я, признаюсь даже, не ожидала такого… Вы, конечно, можете оставить свое обращение, мы его рассмотрим… Но, как бы вам сказать… Оно вам н… Возможно, сейчас не самое время… Возможно, это подаст дурной пример другим городам… Тем более это может быть расценено как… Посмотрите, что творится у наших соседей… Возможно, это даже может представлять опасность… Да и что вам плохого сделал Владимир Ильич? — Она быстро села на стул. — Я не знаю, — закончила она.

Вторая женщина задумчиво сказала, обращаясь к Михаилу:

— Знаете что, милейший, а вы не торопитесь, вы обдумайте все еще раз и, если надумаете, то тогда и приходите. В другой раз. На следующей неделе. Договорились?

Вдруг у Михаила в кармане громко зазвенел мобильный телефон. Несмотря на многочисленные напоминания своей супруги, Михаил почти всегда забывал выключить звук, находясь в таких благочинных заведениях, как это.

— Вот и хорошо. Вот и договорились, — выпалили обе женщины почти одновременно. Они вскочили как молодые и, радуясь спасительному звонку, быстро вышли из зала заседаний.

Михаил остался один. Телефон продолжал звенеть, и на большом экране виднелась надпись ДОЧЕНЬК. Буква А не помещалась на экране. Михаил нажал зелененькую кнопочку.

— Папа, тебе это надо? — послышался родной голос из трубки. Эту фразу Михаил слышал в 27-й раз за неполную неделю. Голос в трубке продолжал: — Папа, мне мама только что сказала. Тебе это надо? Не трать свои нервы и время. Возвращайся домой. Мы отправим твое письмо электронным обращением через интернет. Так будет быстрее и эффективнее. Поверь мне.

Михаил много знал о пчелах, но об интернете он не знал почти ничего. Но своей дочери он верил.

Михаил встал и бойко вышел их кабинета.

Через 15 минут в зал заседаний зашла недовольная уборщица и начала тщательно тереть и без того чистый пол. По хорошей и полезной привычке она осмотрела стол, стулья и под ними, подняла клетчатый листок и прочла:

«Мы, ніжэйпадпісаныя жыхары С., у сувязі са святкаваннем Дня пісьменства і аднаўлення гістарычнай справядлівасці, просім разгледзець просьбу і падтрымаць. Справа ў тым, што ў С. хутка адбудзецца рэспубліканскае Свята беларускага пісьменства і друку.

Да гэтага свята мяркуецца адкрыць помнік былому старосту горада. Устаноўка помніка запланавана ў скверыку на плошчы Л. насупраць драматычнага тэатра. Гэты помнік на плошчы Л. будзе выглядаць зусім недарэчна, тым больш што Л. ніякага дачынення да гісторыі С. наогул не мае. Зараз працуе ў цэнтры горада дзяржаўны драматычны тэатр. Як бачыце, тэатральныя традыцыі працягваюцца. Таму сама плошча Л. просіцца стаць Тэатральнай. Аўтобусны прыпынак «Тэатральная плошча» будзе своеасаблівай рэкламай тэатру, а плошча — візітоўкай С. як гістарычнага і культурнага цэнтра.

Перайменаванне плошчы Л. у Тэатральную плошчу не патрабуе вялікіх выдаткаў. Жыхары спакойна перайменавалі плошчу Г. ў плошчу С., вуліцу Э. ў вуліцу О., вярнулі старую назву вуліцы Р., і ўсё абыйшлося культурна і ціха. Таму верыцца, што наша прапанова па перайменаванні плошчы Л. ў Тэатральную плошчу будзе абавязкова падтрыманая. І гэта паспрыяе развіццю турыстычнага патэнцыялу С. і прынясе карысць усім жыхарам».

Наш канал в Telegram Прислать свою новость на Viber
Читайте также
Обратите внимание