Наверх
EUR 2.3145
USD 2.0632
RUB(100) 3.2091
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 330 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 214,21 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 25,5 руб.
Ставка рефинансирования: 10%

Інспектар ДПС Андрэй Чыгуноў напісаў ліст у рэдакцыю

22 марта 2019 17:24
2055
Поделиться:

Міліцыя, г. Слонім

Пасля публікацыі пад рубрыкай «З залы суда» артыкула «Пасля сустрэчы з інспектарамі ДПС слонімскі пенсіянер тры дні правёў у рэанімацыі» — «ГС» №10 ад 06.03.2019 — адзін з герояў апісанай гісторыі, інспектар ДПС Слонімскага РАУС Андрэй Чыгуноў, даслаў на імя галоўнага рэдактара «ГС» ліст са сваім бачаннем гэтай гучнай гісторыі.

У сваім лісце Чыгуноў выказвае ўласны пункт погляду на публікацыю і на тое, што адбылося з галоўным героем судовай гісторыі, 68-гадовым пенсіянерам-інвалідам Леанідам Цвікевічам.

Зыходзячы з прынцыпу адкрытасці ў выказванні свайго пункту погляду для ўсіх бакоў апісанай гісторыі і кіруючыся арт. 4 Закона аб СМІ, рэдакцыя публікуе ліст інспектара ДПС Андрэя Чыгунова цалкам.

Мова ліста і асаблівасці стылю захаваны.

«Главному редактору газеты «Газета Слонимская» Володащук В.В.

Уважаемый Виктор Владимирович!

В выпуске газеты «Газета Слонимская» №10 от 06.03.2019 опубликована статья Кононовича Николая «Пасля сустрэчы з іспектарамі ДАІ слонімскі пенсіянер тры дні правёў у рэанімацыі».

Заявляю, что в данной статье содержатся не соответствующие действительности сведения, журналистом допущено неполное и одностороннее представление информации, которое ведет к искажению восприятия фактов и событий, имеющих отношение к реально произошедшим событиям, что противоречит ч. 4.2 ст. 34 Закона Республики Беларусь «О средствах массовой информации», а также ст. 2 Кодекса профессиональной этики журналиста.

Исходя только из названия статьи создаётся представление о том, что именно сотрудниками ГАИ был умышленно причинён вред здоровью задержанного пенсионера, повлекший за собой госпитализацию в реанимационное отделение больницы. При этом создаётся эффект того, что взаимосвязь очевидна, без какого-либо разбирательства и расследования.

В опубликованной статье информация подаётся не подробно, а из реально имевших место событий исключаются факты, отсутствие которых не способствует формированию точного представления о произошедшем. Примером этому является описание моих объяснений о персональных видеорегистраторах. Мною в зале суда давались объяснения о том, что каждый инспектор МО ГАИ, заступающий на службу, который получает персональный видеорегистратор, при получении расписывается в журнале учёта, где указан номер «видеорегистратора и дата, то есть при необходимости этот журнал можно проверить». Об этом в статье не говорится, а даётся журналистом следующее пояснение: «Наяўнасць індывідуальных пераносных відэарэгістратараў у ix адмаўляў i  казаў, што відэарэгістратар працаваў толькі ў салоне патрульнай машыны».

Далее в данной статье говорится о том, что видеозапись на компьютер не сохраняли из-за отсутствия необходимости в ней, а потом она перезаписалась в видеорегистраторе. Но мною в зале суда давались пояснения, что все записи со службы сохраняются на компьютер без исключения, а по прошествии 30 суток удаляются. О необходимости в записи с видеорегистратора, в зале суда мною никаких разъяснений не давалось. И не могло даваться — необходимость в записи с видеорегистратора, для предъявления доказательства по факту неповиновения, как и в необходимости доказывания, должна быть у должностного лица органа, ведущего административный процесс, т.е. участкового инспектора милиции, который и составлял протокол об административном правонарушении. Описанное ранее противоречит тому, что опубликовано со слов Цвикевича Л.И. в статье. «Пасля бальнщы мяне завезлі ў аддзел міліцыі, адвялі да следчага…» — говорится в статье, хотя протокол об административном правонарушении был составлен участковым инспектором милиции Слонимского РОВД, т.е. никак не следователем Слонимского РОСК.

Данные примеры не являются исчерпывающими в опубликованной статье, но они являются достаточными для того, чтобы сделать вывод о неправдивости и необъективности опубликованной статьи, потому как имеются факты искажения, утаивания и неправильной интерпретации. Не имея каких-либо фактических доказательств, основываясь только на неподтвержденном сообщении Цвикевича Л.И. и руководствуясь только его мнением, журналист Николай Кононович обнародует информацию под видом достоверной. По факту причинения вреда Цвике­вичу Л. И. Слонимским РОСК проводилась проверка, о которой в статье ничего не сообщается. Связь диагноза «инфаркт головного мозга» с сотрудниками ГАИ для журналиста очевидна, хотя сотрудниками ГАИ он был задержан в 18:20, освидетельствован в 18:40 и передан около 20:00 участковому инспектору. А обратился за помощью к врачам только ближе к полуночи. Об этом говорилось на судебном заседании, но в статью добавлено не было.

На основании вышеизложенного и ст. 42 Закона Республики Беларусь «О средствах массовой информации», прошу Вас в срок, установленный ст. 43 Закона Республики Беларусь «О средствах массовой информации», распространить опровержение, поскольку сведения, указанные в статье, не соответствуют действительности и порочат мою честь и достоинство. Прошу Вас в письменной форме уведомить меня о сроке опубликования опровержения либо об отказе в его публикации с указанием оснований.

Сообщаю Вам, что в случае безосновательного отказа в публикации опровержения я буду вынужден обратиться в суд по вопросу опровержения, защиты чести и достоинства, а также с требованием о возмещении морального вреда в порядке ст. 153 ГК Республики Беларусь. Одновременно с этим мною будет направлено обращение в Белорусский союз журналистов.

11 марта 2019. Чугунов А.О.»

Наш канал в Telegram Прислать свою новость на Viber
Читайте также
Обратите внимание