Наверх
Слоним
пасмурно
2 °C
Зельва
пасмурно
2 °C
Волковыск
небольшой дождь
1 °C
Мосты
небольшой дождь
1 °C
Дятлово
небольшой дождь
1 °C
Барановичи
пасмурно
2 °C
EUR 2.3479
USD 2.1154
RUB(100) 3.3195
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 330 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 214,21 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 25,5 руб.
Ставка рефинансирования: 10%

День Воли остается для Лукашенко чужим

25 марта 2019 20:27
Поделиться:

Коллаж Naviny.by

Власти опасаются как недовольства Москвы, так и гражданской активности самих белорусов. Причем второго, пожалуй, больше, отмечают Naviny.by.

25 марта, в День Воли, Александр Лукашенко отправился инспектировать село в Могилевскую область. В нынешнем году власти отказали инициаторам празднования в самых выгодных столичных площадках. В итоге получилось далеко не так масштабно и эффектно, как год назад.

Эта дата — годовщина Белорусской Народной Республики (БНР) — отсутствует в официальном календаре, но чтима кругом национально сознательных белорусов. Официальный лидер, сконцентрировавшись сегодня на аграрных вопросах, вольно или невольно демонстрирует, что День Воли — это не его дата, не его ценность.

«Динамо», оперный — низ-зя!

Но год назад власти, по крайней мере, дали организовать впечатляющий праздник у Большого театра в центре Минска. По оптимистичным прикидкам, через площадку прокрутилось до 50 тысяч человек. Правда, и тогда был хапун на площади Якуба Коласа.

Ныне мероприятие в Коложском парке Гродно 23 марта собрало, по разным оценкам, около трех-четырех тысяч участников, в столичном Киевском сквере 24 марта — от полутора до двух тысяч. И там, и там организаторы старались, но у них было мало времени и ресурсов, реклама акций оказалась не особо резонансной.

Дело не только в том, что год назад была круглая дата — столетие БНР, а сейчас — не круглая. Дали бы заявителям стадион «Динамо», то же место у Большого театра (или на площади Свободы, или у Дворца спорта) — наверняка пришло бы много народу.

Но в нынешнем году власти чередой отказов скомкали мероприятия, смешали карты тем, в ком упорно видят лишь политических оппонентов.

И понятно, что решали не местные чиновники. 1 марта в ходе «Большого разговора» Александр Лукашенко лично, причем резко, возразил против «Динамо» и посоветовал дискредитированную, постыдную в представлении многих оппозиционеров минскую площадь Бангалор. Так что поиском иных вариантов организаторы пытались еще и сохранить лицо.

Чтобы не дразнить Кремль?

Почему в 2019-м верхушка политического режима изменила тактику по отношению к Дню Воли? Да, это не самый жестокий подход, были и показательные разгоны, как в 2017-м, но налицо задний ход.

Одна из причин может быть в том, что картинки с морем бело-красно-белых флагов (БЧБ — бел-чырвона-белы — на сленге национально ориентированной публики) неизменно раздражают российских комментаторов великодержавного толка, отражающих, вероятно, и настроения в верхах российской власти. Мол, «батька» заигрывает с доморощенными русофобами, синеокая сестра Беларусь сбивается на украинский «бандеровский» путь и все такое.

А сейчас в отношениях между Минском и Москвой, мягко выражаясь, особенно чувствительный период.

Не исключено, что Владимир Путин, которому Лукашенко жаловался на наскоки российских СМИ, тет-а-тет посоветовал их не провоцировать, сделать так, чтобы эти «русофобы» с БЧБ особо не мельтешили, не создавали картинку.

И вот, представьте себе, белорусское начальство чешет репу. С одной стороны, такая картинка может быть на руку в играх с Москвой. В «Большом разговоре» был момент, когда официальный лидер пытался создать впечатление, что с трудом сдерживает местных националистов. Подтекст: за это Москва должна ценить нынешнего президента Беларуси, а то могут прийти «отморозки», с которыми Кремлю каши не сварить в принципе.

С другой стороны, конфликт с Кремлем ныне и так слишком опасен для Лукашенко, чтобы еще и выглядеть покровителем местных «антироссийских сил». Ведь имперское сознание демонизирует любой рост национальных настроений в бывших колониях России/СССР.

В этой ситуации белорусский руководитель, похоже, выбирает опцию не дразнить быка. Да, какое-то движение по пути «мягкой белорусизации» будет продолжаться, но — закамуфлированное, черепашье. А временами власть и вовсе будет пятиться по-рачьи, как это произошло с Днем Воли.

Советские стереотипы и расчистка пантеона

Вот смотрите, даже установку мемориальной доски в честь столетия БНР столичный горисполком в итоге годичной волокиты так и не разрешил, ссылаясь на негативное мнение неких неназванных представителей общественности.

И это уже даже не фобии. Вряд ли Путин затопал бы ногами, окажись доска на фасаде дома по Володарского, 9, где в 1918 году была принята Третья уставная грамота БНР. Это уже просто — а вот нечего баловать «нацменов», «свядомых», как называет эту категорию официальный лидер.

При этом в свежеиспеченной концепции информационной безопасности Беларуси отмечена важность белорусского языка, формирования национального взгляда на историческое прошлое.

Казалось бы, БНР хорошо ложится в это русло: драматичный порыв к независимости в тяжелейших условиях, веха на пути становления государственности и все такое. Но здесь уже срабатывает ментальный тормоз у высоких начальников, воспитанных на советских стереотипах (БНР — марионеточное государство, ай-ай-ай, посылали телеграмму кайзеру и пр.).

Есть и еще один щекотливый момент. В последнее время придворные идеологи всячески раскручивают идею, что настоящая независимость Беларуси началась с приходом к власти нынешнего вождя, то есть в 1994-м, а до того царили смута и хаос.

Такая концепция, видимо, должна льстить первому президенту, которому не чужды раздумья о собственном месте в истории.

И вот в этом контексте не очень логично поднимать на щит деятелей БНР, прочих славных земляков разных эпох. В национальном пантеоне, похоже, напротив, стараются расчистить место для одной-единственной фигуры. Даже популярного коммунистического вождя Беларуси Петра Машерова и руководителя восстания против российского царизма в XIX столетии Кастуся Калиновского задвигают в темный угол.

«Пятую колонну» хотят держать в гетто

Политизированные завсегдатаи фейсбука знают, что вокруг празднования нынешнего Дня Воли был момент конкуренции и пикировки между, условно говоря, партийцами и блогерами (группами лидеров политической оппозиции и гражданских активистов). Я сильно упрощаю, на самом деле все еще сложнее и запутаннее.

Но вот для высокого начальства дело обстоит, наоборот, еще проще. Все, кто размахивает БЧБ (и даже не размахивает, но мыслит в этой системе ценностей), — это потенциально пятая колонна, угроза режиму.

Активисты оппозиционных партий и движений, блогеры-шмогеры, музыканты с неблагонадежным репертуаром, лабающие у Коложи и в Киевском сквере, освещающие эти імпрэзы журналисты независимых СМИ — всё это для верхов публика, исподволь расшатывающая систему.

На концерте-митинге в Киевском сквере было объявлено о начале кампании «Наш сцяг, наша мова, наша незалежнасць». Одна из целей — добиться признания БЧБ (под которым, между прочим, принимал президентскую присягу Лукашенко) на государственном уровне.

Даже если не касаться высоких материй, то статус этого флага как историко-культурной ценности снял бы недоразумения в отношениях с милицией. В прошлом году в Минске 25 марта винтили тех, кто выходил с БЧБ-символикой за периметр ограждений. В этом году организаторы договорились, что из-за БЧБ-ленточек и значков хапуна не будет, но вот с флагами за периметр все равно было «низ-зя».

Казалось бы, смешно, нелепо, глупо — вот так придираться к первому (1991–1995 годы) государственному флагу независимой Беларуси.

Но с точки зрения властей в этом гаденьком прессинге есть смысл. Оппозиция должна знать свое место, у нее должно перманентно присутствовать чувство гетто. А то ведь если страх потеряют, воздуха свободы вдохнут на полную грудь — и до бунтарства недалеко.

Из этой же оперы — задержание 24 марта пассионарного Змитра Дашкевича сразу после его резкого выступления в том же Киевском сквере.

Вертикаль придумала и еще один способ редуцировать уличную активность. После январского постановления Совмина № 49 массовые мероприятия стали влетать в копеечку из-за того, что приходится оплачивать по крутому ценнику услуги милиции, скорой помощи, коммунальных служб.

Подмороженную страну легко взять

Конечно, говоря о мышлении вертикали, я тоже упрощаю. В ней есть более продвинутая, гибко мыслящая часть — люди, которые в принципе понимают, сколь важно укреплять живое национальное начало взамен мертвого казенного патриотизма. Но не они делают погоду. Да и в любой чиновничьей голове доминирует логика сохранения системы.

Поэтому День Воли станет национальным праздником отнюдь не завтра. Причем станет только тогда, когда в Беларуси тем или иным путем произойдут коренные политические перемены.

Драматизм же исторического момента в том, что подмороженную страну, в которой режим боится активных сознательных граждан, без особого сопротивления может прибрать к рукам внешняя сила. Там кое у кого уже текут слюнки.

Наш канал в Telegram
Читайте также
Обратите внимание