Наверх
EUR 2.2811
USD 2.0301
RUB(100) 3.2314
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 330 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 214,21 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 25,5 руб.
Ставка рефинансирования: 10%

Коррупция. Мнения обвинения и защиты в отношении обвиняемых разошлись

20 июня 2019 9:02
687
Поделиться:

Суд Слонимского района

17 июня в суде Слонимского района состоялось очередное судебное заседание в отношении двух экс-руководителей местных сельхозпредприятий С. и Г., которые обвиняются в коррупции и превышении своих должностных полномочий.

В этот день в суде состоялись прения по уголовному делу. Прокурор просила суд признать подсудимого С. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 426, ч. 3 ст. 426 УК РБ., и назначить ему четыре с половиной года лишения свободы. Обвиняемого Г. также признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 426, ч. 2 ст. 426, ч. 3 ч. 2 ст. 424 УК РБ., и назначить ему пять лет лишения свободы.

Защита просила суд оправдать своих подзащитных
Адвокат обвиняемого Г. обратила внимание суда на то, что обвинение по трем эпизодам, которые вменяются ее подзащитному, должны быть исключены из обвинения. В том, что Г. занял жилой дом без очереди и документов, нет ничего противоправного, так как у него не было собственного жилья, а он приехал работать в СПК из другой области. О том, что ему была предоставлена квартира (комната) в общежитии, следствие, по мнению адвоката, не представило никаких документов. Поэтому нельзя утверждать, что Г. был обеспечен жилой площадью, считает адвокат. Поскольку он был руководителем сельхозпредприятия, он мог взять себе дом и сам подписать договор найма жилья. И в этом, по мнению защиты, нет никакого состава преступления и превышения власти, в чем обвиняют ее подзащитного, невзирая на то, что на очереди на улучшение жилищных условий были другие нуждающиеся работники сельхозпредприятия. Поэтому адвокат считает, что это обвинение ничем не обосновано, это просто дисциплинарный проступок. Адвокат просила суд по ч. 2 ст. 424 УК РБ в отношении Г. постановить оправдательный приговор.

«Надо мной так не издевались в Афганистане»
Обвинение по несчастному случаю с потерпевшим А., который произошел на производстве, адвокат также посчитала необходимым из обвинения исключить, так как потерпевший А. сам виновен в том, что несчастный случай произошел. Адвокат и в этой части просила суд постановить оправдательный приговор по ч. 2 ст. 424 УК РБ. Хотя потерпевший утверждал, что несчастный случай произошел из-за того, что руководитель сельхозпредприятия заставил его поднимать насос без специального оборудования.
— Это вообще вопиющий факт. Только по вине Г. мне причинен моральный вред: нравственные и физические страдания, унижение, оскорбление я испытывал и испытываю за неоднократно объявленные выговоры, озвучивание их в коллективе. Все эти приказы в суде были отменены, я дважды был восстановлен на работе. Все эти незаконные увольнения и приказы были выдуманными.
Я получал нищенскую зарплату за мой честный и добросовестный труд. Я ежемесячно отрабатывал по 28 рабочих дней, а получал 267 рублей. Тракторист получал зарплату 866 рублей, то есть в четыре раза больше, чем главный инженер.
Я просил, чтобы Г. выплатил мне моральную компенсацию в 100 базовых величин, так как он мне обещал за сокрытие факта производственной травмы. Я мучаюсь, не живу, а существую. Я люблю свой народ, президента, проливал кровь в Афганистане за свой народ, но там так надо мной не издевались… — обратился в суд с гражданским иском потерпевший А.
Обвиняемый Г. иск признал не в полном объеме, а только в части производственной травмы. Но заметил, что указаний выполнять работу он не давал и выплачивать моральную компенсацию не собирается, так как потерпевший А. сам был виноват в случившемся.

«Халатно относился к своим обязанностям»
Третий эпизод противоправных действий обвиняемого Г. — незаконные действия, связанные с продажей бункерных емкостей, адвокат назвал абсурдным. Поскольку контракт с Г. был заключен не как с руководителем сельхозпредприятия, а как с заместителем директора по производству сельхозпредприятия, то это обвинение, по мнению адвоката, не имеет никаких оснований, так как на то время Г. работал в соответствии с распоряжением Слонимского райисполкома и исполнял обязанности директора.
— Это просто абсурдное обвинение, — заявила в суде защитник. — Контракта нет, поэтому неважно, что написано в Положении о порядке и условиях заключения контракта с руководителями, если Г. никто не объяснял должностные обязанности. И сам Г. признал, что сам халатно относился к своим должностным обязанностям: не контролировал специалистов, надеялся на их компетенцию.
По мнению адвоката, была нарушена инструкция о списании имущества, находящегося в собственности Слонимского райисполкома. Обвинение считает, что оборудование было реализовано ниже оценочной стоимости потому, что из этой стоимости была вычтена сумма затрат на демонтаж емкостей. Ущерб составил 1613 базовых величин, поэтому действия квалифицируются по ч. 3 ст. 426 УК РБ. Решение о списании бункерных емкостей должно было приниматься Слонимским райисполкомом. Г., как руководитель хозяйства, отдал приказ о списании имущества, составлении акта, который подписала комиссия и он сам, и направил его в Слонимский райисполком. По мнению адвоката, Слонимский райисполком должен был принимать решение о списании имущества, обратить внимание на законность списания и все проверить. Но, по словам адвоката, этого не было сделано. Г. получил документ из Слонимского райисполкома, что списание согласовано, и в устном порядке получил разрешение на продажу. Адвокат заметила, что Г. поручил провести списание специалистам, которые должны были все проверить. Срок эксплуатации оборудования составляет 58 лет, а бухгалтер составила отчет (что отражено в карточке), где был изменен шифр и срок эксплуатации на 40 лет. Адвокат сказала, что ей непонятно, как Слонимский райисполком мог списать такое оборудование, тем не менее решение Слонимского райисполкома считается законным, а действия Г., который направил все эти бумаги, считается как превышение его полномочий. По мнению адвоката, Г., после того как направил документы в исполком, должен был позаботиться о том, чтобы списание было оформлено решением Слонимского райисполкома, чего сделано не было. Поэтому акт был направлен в Следственный комитет для решения вопроса о наличии вины в действиях должностных лиц РУСП и Слонимского райисполкома.

Адвокат также считает, что никакого предварительного сговора с обвиняемым С., который в то время работал зампредом по сельскому хозяйству и продовольствию Слонимского райисполкома, не было. Сами обвиняемые этот факт также отрицают. По мнению адвоката, действия обвиняемого Г. в этой части должны быть квалифицированы по ч. 428 УК РБ — неисполнение либо ненадлежащее исполнение должностным лицом своих служебных обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе. Факт списания и реализации бункерных емкостей — служебная халатность, считает адвокат.
Также адвокат обратила внимание на то, что ущерб, причиненный государству, обвиняемый Г. возместил в полном объеме, вину свою признал, отметила, что у него было мало опыта работы в качестве руководителя, и поэтому просила суд назначить обвиняемому наказание, не связанное с лишением свободы.
Адвокат подзащитного С. тоже считает, что его подзащитному инкриминируется в обвинение всё, что только можно набрать, без должных на то оснований. С. занимал должность исполнительного директора, которая, по словам защиты, не предусмотрена ни одним квалификационным справочником. По мнению адвоката, ответственность Слонимского райисполкома либо центра по банкротству перекладывается с одного лица на другое.
С., по словам адвоката, представил достоверную статистическую информацию в Слонимский райисполком в управление статистики. И только после того, как поступило указание из райисполкома о неснижении дойного стада, С. совершил действия по изменению отчетности. И сделал его подзащитный так потому, что за неисполнение этого показателя могут отчитать в облисполкоме работников Слонимского райисполкома. Адвокат спросил у судьи, почему к одним одно отношение, а к другим — другое.
— Другие дела мы ещё будем рассматривать, — ответила она защитнику и попросила говорить по делу.
Адвокат сказал, в действиях его подзащитного С. отсутствует состав преступления в ч. 2 ст. 426, ч. 3 ст. 426 УК РБ, и попросил суд вынести ему оправдательный приговор, признать его невиновным в совершении преступления, снять арест с имущества.

Последнее слово
Было предоставлено последнее слово и обвиняемым.
— Как и ранее, я признаю свою вину в том, что халатно относился к своим должностным обязанностям. Работая в должности, я понадеялся на специалистов, сам не изучал документы. Мной была внесена сумма для погашения ущерба. Прошу при вынесении приговора учесть это и не наказывать строго, — обратился к судье обвиняемый Г.
— В своих действиях я всегда смотрел вперед как экономист, для того чтобы район жил и существовал. Поэтому все свои действия осознаю и признаю вину. Может быть, в какой-то мере не подумал, может быть, надо было сказать мне, но не сказал. Я активно сотрудничал со следствием, уплатил штраф. Я осознавал, что поступил неправильно в первом деянии, а во втором — я свою вину не признаю. И прошу Высокий суд учесть все это.
Оглашение приговора по уголовному делу в отношении обвиняемых Г. и С. назначено на 19 июня.

Наш канал в Telegram Прислать свою новость на Viber
Читайте также
Обратите внимание