Наверх
EUR 2.2714
USD 2.047
RUB(100) 3.1033
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 330 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 214,21 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 25,5 руб.
Ставка рефинансирования: 10%

Пчелиная история

8 августа 2019 10:51
144
Поделиться:

Иллюстрационное фото

Во всём мире ученые бьют в колокола: за последние два десятилетия наблюдается резкое сокращение поголовья пчел. Роль пчелы — не только в производстве важного биопродукта, но и в опылении растений, цветов плодовых деревьев — просто неоценима.

На одной из международных конференций прозвучала даже угрожающая мысль: «Если исчезнут пчелы, исчезнет потом с Земли и человек». Китайцы, используя дешевую рабочую силу, уже начали вручную опылять свои сады. Кстати, исследователи отмечают уменьшение количества не только пчел, но и многих других полезных насекомых, а также полевых и лесных птиц.

Вымирание пчелиных семей происходит повсюду. Главную причину пока обнаружить не удалось. Общий вывод ученых такой: у пчелы ослаблена иммунная система, что делает её лёгкой жертвой клещей и разных болезней. Причина здесь, скорее всего, комплексная. Например, широкое применение в сельском хозяйстве разных пестицидов и прочей химии; введение на огромных площадях монокультур (кукуруза, рапс и др.), что уничтожает многотравье, так необходимое для жизни пчелы и других насекомых и т. д.

В Германии в ближайшем продуктовом магазине «Кауфланд» можно найти два десятка разных сортов мёда. Причем не только местного, но и из дальних экзотических стран: мёд с черной смородиной, мёд с маточным молоком (Желе Роял), мёд с облепихой… Цены колеблются от двух до семи евро за пол-литровую банку .

Магазинное, конечно, хорошо, но каждому хочется иметь натуральный продукт.

Договорившись по телефону, еду к знакомым пасечникам. Семья Отт переехала из Казахстана. Маленькая худенькая хозяйка Анна и тоже невысокий, но коренастый муж Вальдемар. Анна преподавала в сельской школе немецкий язык, а муж работал водителем в совхозе. У них свой новый двухэтажный дом на тихой деревенской улочке. Кругом — чудесный альпийский пейзаж, леса и зелёные холмы, чьи-то сытые коровы лежат на склонах, несколько лошадей пасутся отдельно. Деревенская идиллия…

Дети Отт уже прочно стоят на своих ногах, построили свои дома, завели семьи… Анна предложила зайти в дом. В просторном зале у телевизора сидела бабка — мать хозяина — и смотрела какой-то религиозный канал. Вся их семья — люди глубоко верующие (адвентисты). Я не хотел Анну расспрашивать, как ей удавалось совмещать веру в Бога с работой учителем. Мне припоминается, что советская власть относила адвентистов к сектантам и преследовала их почему-то ещё больше, чем православных и католиков.

У моей верующей матери (певчей в Слонимском церковном хоре) тоже были проблемы на этой почве. Она тогда работала воспитателем в детском саду №3, и кто-то из «доброжелателей» доложил в гороно о её церковной «деятельности». Заведующим гороно в то время в городе был некто по фамилии Бубен. В его кабинете и состоялась малоприятная беседа. Мать ответила, что по советской конституции не запрещается ходить в церковь, а детей на работе она религии не учит. После проверки её все-таки оставили в покое и дали возможность доработать до пенсии. Хотя могли бы, конечно, под каким-то благовидным предлогом и уволить…

Анна Отт и в Германии преподавала на разных языковых курсах. Сейчас она и муж давно на пенсии. Спрашиваю у них: «Кому давать деньги за мёд?» Хозяин смеётся: «У нас один кошелёк. Как-никак пятьдесят лет вместе прожили». Кроме пчёл, Отты разводят ещё каких-то породистых почтовых голубей на продажу, экзотических кур. Работы, что называется, невпроворот. Но эта работа им в радость, на свежем воздухе, на природе. И никаких тебе колхозных понукателей нет рядом…

Всегда испытываю чувство какого-то внутреннего удовлетворения, глядя на таких людей. В совершенно новом для них мире, освобождённые от пут советской блатной, бюрократически-мафиозной системы, они смогли встать на ноги, успешно интегрироваться в местное общество, стать тут уважаемыми людьми. В Германии они нашли не только братьев и сестёр по вере. Местное общество пчеловодов («Ферайн») с радостью приняло их в свой коллектив. Выходцы из бывшего СССР привозят с собой и какой-то новый опыт, что обогащает здешние пчеловодческие традиции.

И напоследок еще один маленький рассказик на тему пчеловодов.

Мой сосед, художник Петя Адамчик, как-то рассказал такую историю про своего Жировичского родственника. Надо сказать, что перед 1939 годом на нашей территории была очень сильна коммунистическая пропаганда, руководимая и направляемая из Кремля. Отчасти этому способствовала не очень ра­зумная политика польского правительства по отношению к белорусскому населению. Так вот, наш персонаж не был коммунистом, но обожал московскую власть, потому что в подбрасываемых листовках она изображалась как рай для рабочих и крестьян.

В конце сентября 1939 года в Жировичи вошел советский артиллерийский полк, торжественно и радостно встреченный белорусско-еврейским населением деревни. Польские жители, понятно, не радовались, обоснованно предчувствуя, чем для них всё это закончится …

Через несколько дней голодные красноармейцы забрались в сад к нашему герою и, как те медведи, разломали, разворотили несколько ульев, пытаясь добыть мёд. Наш крестьянин, убеждённый, что советские начальники не оставят его в беде и компенсируют нанесённый хозяйству урон, отправился в монастырь, где расположился штаб полка. Беседа там была короткой: «Так у тебя есть ульи? Так ты у нас, оказывается, кулак! А не отправить ли тебя в Сибирь, куда мы уже выслали кулаков?!»

Пришлось белорусскому крестьянину быстро переориентироваться, начать извиняться, что из-за такой мелочи побеспокоил шаноўных паноў-ахфіцэраў, и, пятясь задом назад к выходу, лахі пад пахі і наўцёкі.

Его «левый уклон» и восторги по поводу прихода «освободителей» на этом закончились.

Наш канал в Telegram Прислать свою новость на Viber
Читайте также
Обратите внимание