Наверх
Слоним
небольшая облачность
9 °C
Зельва
небольшая облачность
9 °C
Волковыск
облачно с прояснениями
8 °C
Мосты
облачно с прояснениями
8 °C
Дятлово
облачно с прояснениями
8 °C
Барановичи
облачно с прояснениями
9 °C
EUR 2.2629
USD 2.0455
RUB(100) 3.207
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 330 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 214,21 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 25,5 руб.
Ставка рефинансирования: 10%

Слонимские врачи не распознали болезнь

10 ноября 2019 13:20
Поделиться:

Виктор Володащук

Казалось, кто-кто, а врач, который шесть лет учится в высшем учебном заведении, где изучает много общепрофессиональных дисциплин, получает базу теоретических и практических знаний, а затем приобретает опыт на рабочем месте, просто обязан разглядеть первые симптомы любого заболевания, в том числе и онкологию. Но, к сожалению, это происходит не всегда, а только если вам повезет и вы попадете в руки грамотного профессионала, который не лечит больного по общему стандарту: общий анализ крови, мочи, УЗИ брюшной полости и т.д., а индивидуально подходит к каждому пациенту, неся ответственность за его жизнь и здоровье. Таких, настоящих врачей, называют еще врачами от Бога. Они обладают знаниями, внимательно относятся к своим пациентам, назначают грамотное лечение, и больной выздоравливает.

Но нам не повезло с врачами. Мой супруг Виктор почувствовал слабость и недомогание еще в 2014 году, стало повышаться давление. Он обратился к участковому врачу, она назначила ему лечение, от которого его состояние не улучшалось. Затем назначались таблетки для снижения давления, причем эти таблетки постоянно менялись на новые.

Виктор неоднократно проходил лечение и в дневном стационаре, где его также осматривал врач, ставили капельницы. Состояние его немного улучшалось, но не надолго. Бывали даже такие ситуации, что на день несколько раз приходилось вызывать скорую помощь, которая делала уколы для снижения давления, но опять-таки это все помогало лишь на несколько дней.

За эти 4,5 года он обращался и к кардиологу, и психотерапевту, и онкологу, постоянно ходил на прием к участковому врачу. В общем, все эти годы он ходил по врачам, горстями пил таблетки, и при этом надо было ходить на работу.

Затем появилась изжога, стал садиться голос, после чего врач назначила УЗИ брюшной полости. И уже в 2014 году в области печени у него были обнаружены новообразования от 8 до 15 мм. Но ему медики говорили, что это просто кисты, ничего делать не надо, только каждые полгода делать УЗИ.

Виктор беспрекословно выполнял все назначения врача. Но состояние его ухудшалось, участковый врач направление к узкопрофильному врачу-гастроэнтерологу не давала, лишь назначала УЗИ, гастрофиброскопию, выписывала таблетки от давления, изжоги и т.д.

Мы неоднократно просили Виктора обратиться самому в платную клинику в Гродно или Минск, но каждый раз он говорил: «Я же был у врача, она сказала, что у меня все хорошо, выписала таблетки, буду пить».

Он верил врачам и доверял. Так продолжалось несколько лет. В 2018 году его стала сильно мучить изжога, наверное, от таблеток, которые ему назначали врачи. Летом 2018 года он стал соблюдать строгую диету, я для него все готовила отварное и на пару, он отказался от сладкого и мучного, после чего стал терять вес.

Я подумала, что он худеет потому, что отказался от сладкого и мучного, был на диете. А в сентябре у него появились боли в верхней части живота, продолжали сопровождать слабость и усталость.

Супруг продолжал ходить на прием к участковому врачу, а она, в свою очередь, опять назначала таблетки.

Я говорила, что ему необходимо взять у доктора направление к гастроэнтерологу. Виктор у участкового врача просил направление к гастроэнтерологу, она опять назначила УЗИ и гастрофиброскопию. Боли усиливались, я настоятельно требовала, чтобы Виктор взял направление на обследование в Гродно. Он пошел к участковому доктору, просил направление, она пообещала ему подготовить направление на понедельник.

В понедельник мы просидели с ним под дверью почти полтора часа, чтобы услышать, что документы еще не готовы, попросила заехать вечером в указанный день. Когда Виктор приехал в поликлинику за направлением, она спросила у него: «Так Вы все же поедете в Гродно?»

У меня просто слов нет: у пациента появились настораживающие симптомы — резкая потеря веса, слабость, боль в области живота, а врач еще не была уверена, что больному надо срочно провести обследование. Это что за доктор, где и в каком вузе она училась? В итоге направление «врач» выписала к областному гастроэнтерологу, который сразу же поставил диагноз: «Cr поджелудочной железы», назначил пройти магнитно-резонансную томографию.

Я обзванивала все медицинские центры, так как записаться на обследование сразу не получилось: везде были огромные очереди. Тогда я позвонила в областную больницу в Гродно, где медработник поинтересовалась, почему я звоню сама, а не лечащий врач.

На следующий день Виктору на работе сделалось плохо, пришлось вызвать скорую, которая отвезла его в кардиологическое отделение, так как повысилось давление. В кардиологическом отделении заведующая, ознакомившись с историей болезни, сразу назначила компьютерную томографию, которую ему сделали в больнице. Диагноз подтвердился.

Земля уходила из-под ног, но в душе теплилась надежда: диагноз ошибочный.

Заведующая кардиологическим отделением настоятельно требовала сообщить Виктору о страшном диагнозе, чего мы не могли сделать по моральным соображениям. Это означало убить человека наповал, ведь он верил медикам, ходил, как он сам говорил, к ним на прием, как на работу. И в итоге — рак 4 стадии! Затем надо было еще звонить в Минздрав, чтобы добиться срочного направления в Гродно.

В областной больнице Виктору сделали диагностическую лапароскопию для выполнения биопсии поджелудочной железы. Это исследование позволило поставить окончательный диагноз. Врач, который делал лапароскопию, спросил у меня: «А вы знаете, что у него эта болезнь давно?»

Началось лечение. Операцию делать уже нельзя было, так как метастазы, хоть и незначительные, но были уже в печени. Впереди предстояло лечение: химиотерапия, которая давала, по словам врачей, обнадеживающие результаты: метастазы дальше не распространялись, опухоль уменьшалась.

Мы молились каждый день, но после нескольких курсов лучевой терапии Виктору стало плохо, боль не покидала. Что нам пришлось пережить, одному Богу известно.

И тут я случайно прочитала на сайте одного из ведущих республиканских изданий, что врачи разработали уникальный метод лечения рака поджелудочной железы дендритными клетками. Их выделяют из крови больного в лабораторных условиях, стимулируют антигенами, характерными для опухоли. И опять внедряют в организм человека, то есть вводят больному в организм как вакцину.

Я незамедлительно позвонила в медицинский центр, где мне сказали, что этот метод проходит утверждение в Минздраве. В статье сообщалось, что клеточные технологии помогут даже в случаях, когда злокачественное новообразование удалить в принципе невозможно. Что рак не приговор. Осталось только собрать деньги на лечение, подключили общественную организацию, за что ей огромное спасибо и низкий поклон за оказанную материальную помощь.

У нас опять появилась надежда, и гродненские медики констатировали неплохие результаты. Мы поддерживали Виктора как могли, и он стойко держался. Все это время мы вели переговоры с медицинским институтом, куда Виктора пригласили на лечение только в июне. Перед тем как поехать на вакцинацию, надо было побывать на приеме у ведущего профессора-онколога. В центре нам сказали привезти все диски с результатами МРТ, что профессор сам будет смотреть эти диски. Но, как выяснилось, профессору, ведущему онкологу, они и вовсе не были нужны. Мы приехали в Минск к нему на прием за двести километров, а он даже не посмотрел больного, лишь полистал его историю болезни. Профессор сообщил нам о новом методе лечения, на этом прием и закончился.

Мы вышли с Виктором из кабинета, я была просто в недоумении: зачем было везти больного человека, чтобы сообщить ему о новом методе лечения, так мы и сами ему об этом сказали ранее.

Столичные медики просили привезти диски с КТ, обещали, что профессор сам лично будет их смотреть. А он даже не взглянул на них, не положил больного на кушетку, не осмотрел его. Я вернулась в кабинет и спросила у медиков: «Вы же обещали, что посмотрите диски с записью КТ, неужели на этом прием закончен?» Профессор мне ответил: «А у нас негде здесь их посмотреть».

Вакцину Виктору ввели всего лишь одну, после чего на третий день ему сделалось плохо, появились сильные боли. Я стала звонить лечащему врачу-онкологу. Он мне сказал: «Он умирает». Затем позвонила лечащему врачу в Гродно, где врач сказала: «Зачем вы ему вводили эти клетки, везите обратно, пусть их вымывают». У меня был просто шок. Наверное, все же вакцину надо вводить и оставлять больного под наблюдением врача, а не отправлять, и, как говорится, что Бог даст.

В итоге пришлось Виктора класть в слонимскую больницу, куда он собрался сам, сложил все туалетные принадлежности, документы. В больнице стали делать капельницы, после которых ему становилось еще хуже. После недельного лечения в больнице нам порекомендовали забрать Виктора домой.

Виктора не стало 26 июня. С его уходом жизнь стала совсем другой: это как будто тебя не стало, исчезла радость, как будто у тебя отняли две руки или две ноги и ты заново учишься жить.

А ведь он мог бы еще быть вместе с нами, но в Слониме не нашлось врача, который мог бы своевременно диагностировать болезнь. Зато нам постоянно медики напоминают, что мы должны проходить обследование, что появляются новые и новые технологии, которые позволяют на раннем этапе диагностировать болезнь. Но, если вы попадете в руки такого «грамотного» профессионала, который не способен даже на 4-й стадии диагностировать рак, то вам не помогут потом никакие передовые технологии. А ведь миссия врача заключается в том, что он должен защищать интересы больного без единого компромисса.

Виктора не стало, а участковый врач продолжает работать, у нее железное алиби: сложно распознать болезнь…

Прости, родной, что не смогли тебя спасти, ты навсегда останешься в наших сердцах самым добрым, мудрым и светлым человеком.

Наш канал в Telegram
Читайте также
Обратите внимание