Наверх
Слоним
пасмурно
2 °C
Зельва
пасмурно
2 °C
Волковыск
пасмурно
2 °C
Мосты
пасмурно
2 °C
Дятлово
пасмурно
2 °C
Барановичи
пасмурно
2 °C
EUR 2.3481
USD 2.1091
RUB(100) 3.3365
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 330 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 214,21 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 25,5 руб.
Ставка рефинансирования: 10%

Александр Класковский: «Выборы — это смена власти»

29 ноября 2019 8:11
Поделиться:
Александр Класковский

Александр Класковский. Фото belsat.eu

Парламентские выборы в Палату представителей Национального собрания прошли. 110 депутатов 7-го созыва должны приступить к работе 7 декабря.

Пока народ спит, власть ведет игру без правил

Довольны ли результатами выборов в парламент слонимчане, решила выяснить корреспондент, проведя опрос на улицах Слонима. И была крайне удивлена равнодушием людей, которые на мой вопрос лишь бросали реплики: «за нас выбрали», «мы вообще не в теме», «зачем эти депутаты, если для людей они ничего хорошего не делают, а делают только для себя», «мне это неинтересно», «на выборы не ходил» и т.д. Ни один человек из десяти опрошенных не согласился ответить на мой вопрос.

Страховка перед президентской кампанией

А вот как оценивает итоги парламентских выборов эксперт, политический аналитик Александр Класковский.

— Выборы прошли без сюрпризов по жесткому сценарию, целиком под контролем вертикали. Такое впечатление, что высокое руководство решило перестраховаться перед президентской кампанией. Парламентская кампания была явно непрозрачной, конкуренция скорее имитировалась. Эта кампания была тренингом для вертикали перед президентскими выборами, которым действующий руководитель придает особое значение. И он в этом контексте, я думаю, видит целый ряд неприятных, негативных для него факторов: низкий уровень доверия к властям, не очень хорошая экономическая ситуация, которая может еще дополнительно ухудшиться, в том числе из-за действия России. И, наконец, возможные сложности на интеграционном фронте, потому что белорусское руководство пока недовольно, как идут переговоры: Москва не откликается на целый ряд болезненных для Минска вопросов, связанных с нефтью, газом, доступом на рынки. Это не один раз проговаривал белорусский лидер и люди из его окружения. Пока нет полной уверенности, что 8 декабря о чем-то договорятся. Возможно, Москва будет применять какие-то экономические рычаги, может быть, и политические: попытается вести ка­кую-то игру против Александра Лукашенко во время будущей президентской кампании. Я думаю, что с учетом всех этих факторов белорусское руководство решило не играть в демократию, не делать какие-то реверансы перед Западом, это тоже звучало в речах высокого руководства, в таком суровом лапидарном ключе без изысков провести и парламентскую, и президентскую кампанию. Поэтому я не думаю, что и в ходе президентских выборов будет допущена какая-то реальная конкуренция. Все в руках вертикали: мы видели, что оппозицию отсеяли почти целиком на этапе формирования комиссий, был отсев сильных оппозиционных кандидатов на стадии регистрации, некоторых после регистрации снимали за какие-то якобы нарушения. То есть большой инструментарий для того, чтобы сформировать избирательные бюллетени на президентских выборах, как это удобно властям.

Поддержка оппозиции уменьшилась

— Назначили депутатов, назначат и президента.

— Тут надо учитывать и ряд факторов, которые ослабляют оппозицию. Во-первых, она маргилизована и ослаблена долгим периодом репрессий. Во-вторых, Запад сейчас изменил отношение, сделав ставку на прагматичный диалог с властями, соответственно поддержка оппозиции заметно уменьшилась. И плюс административные приемы, которые позволяют всячески отсекать оппозицию фактически от участия в процессе честной политической борьбы.

Нет выборов и нет стратегии

— И все же, чего не хватило оппозиционным кандидатам, чтобы стать депутатами?

— Мы могли бы об этом объективно судить, если бы был прозрачный подсчет голосов. Ведь противники нынешнего политического режима вообще убеждены, что голоса не считаются, если бы власти хотели это опровергнуть, то они показывали бы каждый бюллетень на участке, как это давно требуют критики режима. Но они этого не делают, поэтому что там за колдовство происходит за спинами членов комиссии, никто не знает. Трудно вообще судить, сколько тот или иной оппозиционный кандидат действительно набирает голосов. Конечно, там были разные люди, наверное, тот или иной кандидат не победил бы, даже если бы были абсолютно конкурентные и честные выборы, но явно были и сильные фигуры, например, такие как Юрий Губаревич, движение «За свободу», но его просто не зарегистрировали, может быть, именно потому, что он в своем округе выглядел очень сильным конкурентом для Геннадия Давыдько. Поскольку кампания была явно организована без обеспечения честной борьбы, то тут не столько камень в огород оппозиции, сколько надо ставить вопрос, насколько создана минимальная рамка для демократических выборов. Оппозиция даже не ставит задачу бороться за мандаты, они говорят, что мы будем использовать кампанию, чтобы продвигать нашу программу, проводить митинги, чтобы люди видели пикеты с бело-красными флагами. Когда нет выборов, то нет и соответствующей стратегии. Стратегия заключается в другом — заявить про себя. Поэтому тут должна просто меняться рамка, должны быть нормальные выборы.

Сделали так, как надежнее для власти

— Как Вы считаете, такое время настанет, чтобы эти рамки изменились?

— Можно взять такой фактор, как требование Запада: видно, что на сегодня этот рычаг слабый. Был период, когда белорусские власти старались выйти из-под санкций, возобновить диалог с Европой, тогда небольшие уступки делали: во время предыдущих выборов пропустили двух демократических кандидатов в Палату представителей. Но сейчас, видимо, белорусское руководство решило, что особо заискивать перед Западом не надо. Отношение разблокировано, а каких-то новых прорывов, видимо, не будет, потому что дальше уже сближение с Европой упирается в специфику режима, экономические реформы, в зависимости от Москвы. Это те факторы, которые сегодня трудно или невозможно преодолеть. Поэтому в Минске высокое начальство решило, что будем делать так, как это надежнее для нас: будем проводить кампанию, пусть это и не очень изящно. Европа поморщится, но проглотит, потому что они уже много вложили в эту нормализацию отношений. Сейчас они уже сами не хотят возвращаться к жестким мерам, к санкциям, тем более что и санкции особо не работают. Так что Запад особо не может воздействовать, оппозиция достаточно слаба, маргилизована, и при апатии населения ее требования повисают в воздухе. Необходимо, чтобы критическая масса созрела до того, чтобы почувствовать себя гражданами, не чувствовали себя просителями, а понимали, что власть, правительство — наши слуги, которые на наши деньги существуют. Надо требовать, чтобы они соблюдали эти правила, в частности организовывали честные кампании.

Может и ухудшение экономической ситуации поменять обстановку в стране. Если будет плохо с экономикой, то и в ближайшей перспективе, да и на фоне массового недоверия к власти, могут пойти тектонические процессы в общественно-политической сфере.

Авторитарный режим силен тем, что он сочетает и репрессивное воздействие, и частично подкуп избирателей, их деполитизацию, даже само освещение кампании таково, что все концентрируется на технических моментах. Главная героиня Лидия Ермошина сообщает, что прошел такой-то этап, столько кандидатов зарегистрировано и т.д., а то, что выборы — это механизм смены власти, об этом СМИ государственные предпочитают не говорить. Власти стараются, чтобы обыватель не проснулся. Потому что если масса народа проснется и осознает себя источником власти, как это записано в Конституции, то могут быть и неприятные вопросы перед нынешней правящей компанией, которая играет без правил.

Наш канал в Telegram
Читайте также
Обратите внимание