Наверх
Зельва
дождь
26 °C
Волковыск
гроза
28 °C
Мосты
гроза
28 °C
Дятлово
гроза
28 °C
Барановичи
дождь
25 °C
EUR 2.8971
USD 2.4482
RUB(100) 3.3249
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 375 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 256,10 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 35,5 руб.
Базовая величина: 27 руб.
Ставка рефинансирования: 8,75%

Обвиняемая: «Вы меня хоть расстреляйте, я никогда не признаю свою вину»

8 февраля 2020 8:50
Поделиться:
суд
На минувшей неделе в суде Слонимского района состоялось очередное судебное разбирательство по делу экс-специалиста одного из банков Слонима. Уже допрошены свидетели, прошли прения, прокурор попросила приговорить обвиняемую З. к 9 годам лишения свободы.

«Настаиваю на факте мошенничества»

28 января на судебном заседании судья зачитала позицию одной из потерпевших, которая проходит по этому делу. Женщина подробно рассказала, как обвиняемая выудила у нее огромную сумму денег с обещанием процентов, но это только, как она считает, на словах. Женщина не знала, что З. на то время уже не работала в банке, поэтому она считает, что З. вернуть деньги не могла и не планировала. О том, что у обвиняемой проблемы со многими людьми, потерпевшая узнала в суде и считает, что З. свои долги гасила ее деньгами.

— З. не считает себя мошенницей, так как она возвращала людям какие-то деньги. В моем случае она не вернула ни копейки вплоть до возбуждения уголовного дела. Она прислала мне почтовым переводом 220 рублей, наверное, по совету своего адвоката. Кому она хотела пустить пыль в глаза столь крупной суммой, мне или суду? Она воспользовалась деньгами моей семьи. Поэтому я настаиваю на факте мошенничества в действиях обвиняемой. З. свои долги гасила моими деньгами.

Состав мошенничества характеризуется тем, что мошенник входит в доверие, просит денег, а одолженные деньги направляет совершенно на другие цели. Взаимоотношения с потерпевшей изначально предусматривают неисполнение обязательств. Именно такой случай сейчас перед нами. Поэтому я настаиваю на строгом наказании З. на том основании, что долг ею не погашен, вину свою она не признает, ложь скрыта за ее грамотными речами, она пытается изворачиваться разными путями… Не вижу никаких смягчающих обстоятельств при наличии у нее детей. Что почерпнут дети из общения с такой особой? — такую позицию высказала одна из потерпевших в этом деле.

Суд

Суд Слонимского района

Обвиняемая З. в ходе судебного заседания обратилась к судье с просьбой удалить корреспондента из зала заседания.

— Позиция прессы носит обвинительный характер, и печатаются не до конца фразы и слова, которые я произносила. Они формулируются с точки зрения потерпевших. Поэтому я очень прошу удалить из зала данного человека и не писать. Я не хочу, — ходатайствовала перед судом обвиняемая.

Но поскольку судебное заседание было открытым, судья не удовлетворила требование обвиняемой.

Не мошенничество, а предпринимательская деятельность

Адвокат обвиняемой характеризовала свою подзащитную как очень грамотного специалиста, для уровня которого просто неприемлемо совершать такие манипуляции, и просила судью оправдать свою подзащитную. Защитник не согласна с позицией государственного обвинителя, в частности с мерой наказания. Она обратила внимание судьи, что срок 9 лет, который просит прокурор для ее подзащитной, слишком высок. Якобы за убийство дают меньше, чем за финансовые махинации. Защита в действиях обвиняемой З. видит не мошенничество, а предпринимательскую деятельность.

— Обвинение квалифицирует действия моей подзащитной как завладение имуществом путем обмана, злоупотребления доверием. Свою вину подзащитная не признала и в суде показала, что все факты передачи ей денежных средств, указанных в обвинении, она признает. Но не признает умысел на систематическое безвозмездное завладение мошенническим путем денежными средствами от физических и юридических лиц. Отрицает обман, злоупотребление доверием граждан. Подзащитная указала, что никогда не преследовала цели незаконным способом обогатиться таким образом, не в полном объеме вернуть денежные средства. Из показаний З. следует, что деньги она брала в долг для личных нужд, для приобретения товаров в Польше, для получения дохода, пытаясь заняться цветочным бизнесом, — поясняла адвокат.

По словам адвоката, подзащитная исправно на протяжении пяти лет людям платила проценты и выплачивала свои три кредита. Проблемы возникли после того, когда подзащитная потеряла работу, поэтому стали накапливаться долговые обязательства. После этого З. просила потерпевших самим оплачивать долговые обязательства, и никто из них на протяжении пяти лет, по словам адвоката, не предъявлял к З. претензий по вопросу ненадлежащего исполнения своих обязательств.

Адвокат просила подзащитную оправдать за отсутствием данного состава преступления.

Фемида

Последнее слово обвиняемой

Обвиняемая считает, что в ее действиях не было мошенничества, а была просто предпринимательская деятельность. И просила судью квалифицировать ее действия не по ч. 4 ст. 209, а по ч. 2 ст. 233, за что она готова понести наказание и готова признать свою вину. А также просила оправдать ее по ч. 3 ст. 210. И просила наказание не связывать с лишением свободы и дать шанс доказать людям, что она не мошенница.

— Я нахожусь под стражей уже 10 месяцев и сегодня хочу сказать свое последнее слово. Я никогда не предполагала, что буду стоять в суде в качестве обвиняемой, что вообще возникнет такая ситуация. Я всегда этого боялась и старалась не нарушать закон. Когда читала, слышала об этом, думала: не дай бог оказаться в такой ситуации. Но, как говорят, у каждого в жизни свое испытание, у каждого свои ошибки. Это тяжелое испытание, которое мне очень тяжело далось. У меня было время подумать о происходящем, проанализировать поступки, действия — и свои, и потерпевших, обдумать все, о чем говорилось на суде, вспомнить, как и из-за чего все начиналось, для чего я все это делала. Я хотела заработать деньги для себя, для своей семьи. И, как все нормальные люди и родители, хотела дать детям больше и лучшее, хотела дать им определенную материальную ступеньку в этой жизни. Потому что знаю по себе, как тяжело все начинать с нуля без особой поддержки со стороны. Я хотела заработать, а не обмануть, поэтому я брала у людей деньги под проценты, а не бесплатно, и обязательно оформляла расписки, принимая на себя обязательства по возврату. Я не предвидела таких объемов, все начиналось с малого и достигло таких объемов. Для этого необходимы были большие средства для работы, для этого брались большие деньги под проценты. Как-то все само получилась, и я долгое время стабильно работала и приносила определенный доход, и кредиты платились, и проценты я людям выплачивала своевременно, и довольно приличные суммы. Люди были довольны, и никто не заявлял, что я мошенница, никто у меня сильно не спрашивал, как я зарабатываю. Доход был, поэтому я и платила им хорошие проценты, и я считала, что так и должно быть, что это честно и справедливо. У меня никогда не было мысли кого-то обмануть, у меня не было мысли, что я не смогу отдать деньги. Конечно, моя вина есть в том, что я так рисковала деньгами чужих людей, что много на себя взяла, что вовремя не остановилась, что не просчитала риски невозврата денег. Я никого не обманывала, не считаю, что в моей деятельности есть что-то такое противозаконное. Так же, как я, делает большинство людей. Это способ дополнительного заработка.

зал суда

В зале суда

Я свою вину осознаю, раскаиваюсь и сожалею, мне стыдно перед всеми этими людьми. Я прошу у них прощения от всего сердца.

Прокурор запросила наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет. За что? Я никого не убила, не занималась операциями с наркотиками, не занималась тем, за что дают такие огромные сроки. Вы меня хоть расстреляйте здесь на месте, но я никогда не признаю свою вину по ст. 209, и не признаю, что я мошенница. Не потому, что я такая принципиальная или хочу выкрутиться, а потому, что я этого не делала, никогда у меня не было умысла кого-нибудь обмануть. Считаю, что наши отношения с людьми имеют гражданско-правовой характер и оформлялись документами. Люди давали мне деньги в долг для получения дохода. Свою деятельность я расцениваю как предпринимательскую, как деятельность финансовой организации. Я понимаю, что моя деятельность требовала лицензии, но физическому лицу с небольшими оборотами получить лицензию можно только теоретически, а не практически.

Я никого не убила, я людям должна только деньги, я не опасна для общества. Дайте мне возможность реабилитироваться, устроиться на работу. Я хочу вернуть деньги людям, пусть постепенно. Я прошу окончательно не ломать мою судьбу и судьбу моих детей.

Затем обвиняемая З. поведала судье о своем страшном решении.

— Я не боюсь ехать в колонию, там не хуже, чем в СИЗО, чем в тюрьме, там находятся тоже люди, каждый со своей болью и ошибками. Просто я не вижу смысла, если меня лишат свободы, дальше продолжать свою жизнь: жить с титулом великой мошенницы не представляю возможным. Я не хочу жить и не видеть, как растут мои дети, чтобы их воспитывал кто-то другой. Я не хочу выйти из тюрьмы неизвестно через сколько лет, когда мои дети вырастут, и быть для них чужой тетей. Я прошу не лишать меня детей, а детей — мамы…

Вскоре суд вынесет приговор в отношении обвиняемой.

Наш канал в Telegram
Читайте также
Обратите внимание