Наверх
Слоним
пасмурно
-0 °C
Зельва
пасмурно
-0 °C
Волковыск
облачно с прояснениями
-0 °C
Мосты
облачно с прояснениями
0 °C
Дятлово
облачно с прояснениями
0 °C
Барановичи
облачно с прояснениями
-0 °C
EUR 2.8732
USD 2.5397
RUB(100) 3.4356
Цены на жизнь
Минимальная з/плата: 400 руб.
Бюджет прожиточного минимума: 273,27 руб.
Тарифная ставка первого разряда: 41 руб.
Базовая величина: 29 руб.
Ставка рефинансирования: 8,5%

Стоит ли идти на выборы?

22 июля 2020 13:00
Поделиться:
Тихановская

Мария Колесникова, Светлана Тихановская и Вероника Цепкало. Фото со страицы Валерия Цепкало в Facebook

Три женщины готовы противостоять Лукашенко

Ситуация в Беларуси в преддверии выборов накаляется. Двух кандидатов — бывшего председателя правления Белгазпромбанка Виктора Бабарико и экс-директора ПВТ Валерия Цепкало — ЦИК не зарегистрировал кандидатами в президенты. Виктору Бабарико было отказано в регистрации из-за несоответствия декларации о доходах об имуществе и за участие иностранной организации в его избирательной кампании. Также было отмечено, что Бабарико руководил преступной группой, которая занималась отмыванием денег. Сейчас Бабарико находится в СИЗО.

Валерий Цепкало не смог сдать в свою поддержку 100 тысяч достоверных подписей, а также его супруга не указала достоверные сведения в декларации о доходах, так считает ЦИК.

Центризбирком зарегистрировал пять кандидатов на пост президента – Светлану Тихановскую, Андрея Дмитриева, Сергея Череченя, Анну Канопацкую и Александра Лукашенко.

После отстранения кандидатов в президенты Виктора Бабарико и Валерия Цепкало от выборов начались протесты, на подавление которых был брошен ОМОН. Правоохранители жестоко задерживали на мирных акциях людей и журналистов.

И вот уже глава Совбеза пообещал использовать армию для подавления мирных протестов.

Светлана Тихановская объединилась со штабами Виктора Бабарико и Валерия Цепкало. Три женщины готовы бороться против Лукашенко.

Стоит ли идти на выборы, мнения разделяются. Одни политики и общественные активисты утверждают, что на выборы идти надо обязательно, другие говорят, что выборы надо бойкотировать. «Газета Слонимская» с этим вопросом обратилась к политикам Мечиславу Грибу и Анатолию Лебедько, чтобы узнать их мнение.

Каждый должен сам решить: идти на выборы или не идти

— Мечислав Иванович, в сложившихся условиях, когда демократических выборов в стране нет, стоит ли принимать участие в этом фарсе?

Мечислав Гриб

Мечислав Гриб

— На мой взгляд, однозначного ответа нет. Если объявить бойкот, то он в Беларуси законодательно запрещен. Каждый избиратель имеет право решать сам: идти на выборы или не идти. Однако пойдете вы на выборы или не пойдете, ЦИК выдаст те цифры, которые получит от райисполкомов. Такая ситуация происходит, начиная с 1996 года. И сейчас, судя по всему, ничего не изменится: комиссия та же самая, условия те же, формирование комиссии то же, разрешение конфликтов и споров, которые возникают между штабами, кандидатами на пост президента, между избирателями, они не разрешают. Поэтому я не знаю, как быть. Пусть каждый решает сам, как ему быть.

— Вы пойдете на выборы?

— Не знаю.

— Кому из пяти кандидатов на пост президента Вы отдаете свое предпочтение?

— Пока меня никто не убедил, за кого я мог бы проголосовать. Но точно убедил один кандидат, за которого я не буду голосовать.

— Народ проснулся, но у него нет армии, силовых структур, он ничем не защищен. Как, по Вашему мнению, обезопасить себя и сделать так, чтобы Беларусь стала свободной и демократичной?

— Народ должен сам принимать решение. Некоторые призывают людей идти на улицы, я не отрицаю уличную демократию, но у меня есть свои принципы.

Если я приглашаю людей на мирное шествие, митинги, надо гарантировать людям безопасность. Но я этой безопасности им гарантировать не могу, и я в этом сто раз убедился. Поэтому я никого никуда не призываю, это против моих принципов. Это моя позиция, поэтому я вынужден молчать и никуда никого не приглашать. Другие политики имеют иную позицию, считая, что они имеют право приглашать людей на митинги, а там пусть каждый думает, как ему быть, он сам будет за себя отвечать, а не тот, кто его пригласил.

— Люди устали от безысходности, поэтому сами выходят на мирные протесты, без приглашения.

— Люди имеют право мирно и свободно выйти на улицу и мирно свободно высказаться, это их право по Конституции, по закону. Но если власть не исполняет свои законы, свою Конституцию, то власть виновата, а не люди.

— Правоохранители задерживают людей, составляют протоколы. Как Вы относитесь к таким задержаниям?

— Этот вопрос имеет несколько аспектов. Сами задержания, предъявление обвинения не делают человека виноватым. В соответствии с Конституцией, у нас действует презумпция невиновности. Никто в Беларуси не может считаться виновным до тех пор, пока их виновность не доказал суд. Человека могут обвинять, задерживать, арестовывать, но говорить, что он виноват, нельзя. А здесь нарушается принцип: людям вменяют вину, их обвиняют, что с точки зрения юриспруденции неверно. Нельзя во время предварительного следствия, дознания разглашать материалы, привлекать к расследованию СМИ, потому что мы еще невиновного человека обвиняем в виноватости. Но у нас же это делается, делалось при советской власти, и сейчас происходит нарушение закона.

Мне часто журналисты задают вопрос, как Вы считаете, если вносить изменения в Конституцию, что брать за основу: Конституцию в редакции 1994 года или сегодняшнюю редакцию? Сегодняшняя Конституция называется «Конституция Республики Беларусь 1994 года с дополнениями и изменениями, внесенными на референдумах в 1996 и 2004 году». Все, у нас нет другой Конституции, у нас есть Конституция 1994 года. Другое дело, принимать эти дополнения и изменения, внесенные на референдумах, или не принимать, трудно сказать. Принимать их трудно. Как их принимать, если они отменили раздел государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную. Это не демократично. Как их принимать, если отменили ограничения сроков полномочия президента. Как их принимать, тем более, что сам глава государства недавно сказал, что намерен изменить Основной закон в ближайшие два года.

— Может ли измениться ситуация в стране, если кандидаты в президенты снимутся с президентской гонки?

— Может. Все зависит от того, под какими предлогами они снимут свои кандидатуры, какая у них будет мотивация. Например, если они скажут, что заболели, то ничего не изменится. По закону Республики Беларусь оставшийся один кандидат может идти на выборы. Если кандидаты снимут свои кандидатуры в связи с тем, что они выскажут недоверие всем избирательным комиссиям, которые не создают равные условия для всех кандидатов, это уже совсем другое дело. Это уже нарушение закона.

Честно говоря, я не верю, что кандидаты в президенты могут снять свои кандидатуры. Я думаю, что все они будут стоять до конца.

— Наверное, ситуация и в очередной раз не изменится, а белорусы хотят перемен.

— Это не зависит от простых людей. При действующей системе идут люди на выборы — результат известен, не пойдут люди на выборы — тоже результат известен.

Президентскую кампанию надо использовать максимально

Анатолий Лебедько:

Анатолий Лебедько

Анатолий Лебедько

— Действительно выборов в Беларуси нет. Главная задача, которая сейчас стоит перед нормальными здравомыслящими людьми, — вернуть стране свободные и честные выборы. Возможно это только тогда, когда в политике не будет одного персонажа. Потому что Лукашенко и честные свободные выбора не совместимы.

Задачи этой избирательной кампании определяются несколькими словами: «уходи» и «честные свободные выборы парламентские, президентские». Поэтому эту избирательную кампанию надо использовать, тем более, что в обществе есть единый кандидат от сторонников перемен — Светлана Тихановская. Надо ее кампанию использовать максимально для того, чтобы это послание «уходи, только честные и свободные выборы» должно дойти до как можно большего количества людей.

Что делать на заключительном этапе? Здесь может быть два сценария. Если примет штаб Тихановской, что надо идти до конца и чтобы на избирательные участки пришло как можно больше людей и за нее проголосовали, а потом отстаивать результаты этого голосования на улице, может быть один сценарий. Если они такое решение примут, это будет лично для меня планом действий. Если по каким-то причинам, основаниям они решат, что надо провести кампанию по продвижению послания «уходи, честные свободные выборы» до дня досрочного голосования, а потом сняться, значит для меня это будет также планом для моих личных действий.

Я рекомендовал бы всем гражданам и вашим читателям исходить из такого анализа ситуации и набора действий.

— В стране свободных выборов нет, поэтому, наверное, ситуация не изменится: Лукашенко в очередной раз назначит себя президентом. Что дальше будет?

— Я абсолютно убежден, что 9 августа Лукашенко в шестой раз попробует назначить себя президентом Беларуси. Тогда впервые у него не будет не только международной внешней легитимности, но и внутренней. Раньше, предположим, 55 процентов избирателей считали, что у нас прошли нормальные выборы, и мы Лукашенко избрали. Он имел внутреннюю легитимность, и для него это было очень важно. Сейчас пусть даже за него проголосует 10-15 процентов избирателей, но он не будет иметь этой легитимности. Это значит, что 9 августа мы будем иметь только запятую, а не точку. Все будет определяться дальнейшими событиями. Будет на улице 200-300 тысяч человек, это будет продолжение избирательной кампании. Тогда будет шанс, что власть вынуждена будет уходить.

— Анатолий Владимирович, Вы пойдете на выборы?

— Все будет зависеть от того, какое окончание избирательной кампании изберет штаб Светланы Тихановской. Я всегда ходил на выборы, но никогда не голосовал. В последней избирательной кампании я приходил на участок, снимал на видео или фото, сколько моих соседей пришли голосовать. Это была моя внутренняя социология, потом я этот факт озвучивал.

— Значит надо идти на выборы и поддерживать Светлану Тихановскую?

— Если Светлана Тихановская, как единственный альтернативный кандидат, остается в списке для голосования, то да, безусловно.

У власти все же есть большой административный ресурс через финансово-экономическую зависимость 80 процентов населения заставлять людей приходить на избирательные участки. Если бы этого фактора не было, то можно было бы думать, как игнорировать эту кампанию и фиксировать, что не было бы и 50 процентов явки. И это означало бы, что выборы не произошли.

— Реально ли 10 августа проснуться в новой стране?

— Реалисты и пессимисты более реально описывают ситуацию, но только оптимисты делают реальные перемены. Давайте будем оптимистами.

Наш канал в Telegram